Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1

ТЕМА: РАССКАЗЫ

РАССКАЗЫ 5 года 8 мес. назад #6666

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0

Узкая тропа, идущая по скалистому уступу, проходила мимо зияющей в отвесной стене дыры. Пещера не понравилась мне сразу. Эх, и обходить ведь долго будет! Я пошумел, покричал, и даже швырнул в нее издали несколько камней, надеясь, что если в пещере кто есть, то на мой шум соизволит ответить хотя бы вежливым рыком. Обнадеженный тишиной, я двинулся вперед.


Приближаясь к дыре, я предусмотрительно обходил ее по самому краю обрыва, старясь увеличить дистанцию. Вдруг, из входа в пещеру, от которой я был в пяти метрах, послышался рёв. Опасения оправдались. На меня несся медведь, судя по всему, взяв низкий старт еще в глубине.

Зверь был просто огромный. Или может со страху так показалось? Увидев медведя, я сразу же дернул за кольцо фальшфейера. С этого момента все отпечаталось в памяти столь четко, что и не скажешь, что длилось это не более двух секунд. За эти секунды моя память писала события в самом, что ни на есть полноформатном режиме!

Я даже успел разглядеть, как медленно разгорается фальшфейер, хотя обычно, это остается незаметным человеческому глазу. И даже успел испугался, что зверь приблизится прежде, чем огонь разойдется в полную силу. Вытянув руку с пламенем в сторону медведя, я привалился правым плечом к скале, для устойчивости чуть подогнув ноги.

Широкой грудью медведь смял руку с огнем. Что есть сил, я оттолкнул медвежью голову в сторону, упершись в нее руками. Правая сжимала в кулаке фальшфейер, а расправленная кисть левой неожиданно провалилась, утонув в густом зимнем меху. У бедра послышалось лязганье зубов. Зверь чуть отклонился, и сделал вторую попытку. Я опять уперся в голову медведя руками, тыкая в его ухо горящим фальшфейером. Зверь клацнул челюстью, но уже как-то иначе. Наконец, он сделал шаг назад, - я обернулся и глянул вниз, - в нескольких метрах подо мной скала переходила в крутой каменистый склон. Не раздумывая, я прыгнул. Приземлившись, поднял руку с горящим фальшфейером вверх. Медведь посмотрел на меня с края уступа, но прыгать не стал. Мне же прыжок подарил жизнь, вывих ноги и травмированную руку…




Фальшфейер и нож - главные атрибуты моей таежной жизни, как заметила одна городская девушка-практикантка – «аксессуары». Более привычные, чем рюкзак, ружье, сапоги, и даже фотокамера занимает только третье место в почетном ряду. Без этих вещей я, бывает, выхожу в «поле», но без первых двух - никогда. Всегда они висят у меня на поясе.

Фальшфейер выручал меня не раз и не два. Впервые это произошло в уссурийской тайге, я только приехал в Приморье, и делал осенние учеты животных. Снаряжая меня в многодневный маршрут, заказчик учетов протянул два новеньких фальшфейера. Покрутив незнакомый предмет в руках, я быстро прикинул вес: только лишнего груза и не хватало! К моему сожалению, заказчик настоял, напомнив, что музыку заказывает тот, кто платит...

Друг забросил меня на машине как можно выше в горы. Через несколько часов пути, поднимаясь в верховья хребта, я вышел на небольшую терраску. В траве в десяти метрах от меня мелькнуло что-то черное. Собака! Надо же, и здесь, на такой высоте женьшеньщики ходят! Не успел я это подумать, как из травы выкатились два крошечных гималайских медвежонка этого года. Подкатившись прямо к моим ногам, они от неожиданности присели, и, задрав мордочки, снизу вверх потешно глядели в мое лицо. Где-то рядом мама…




МАМА уже с рёвом бежала к нам из ближайших кустов. Пытаясь меня напугать, медведица высоко подпрыгивала вверх, с силой ударяя лапами о землю. Я сдернул со спины старый «Ермак», и прикрылся им как щитом, надеясь избежать первого удара. Медведица, не добежав до меня пары метров, свернула в сторону, и пошла по кругу, беря разгон к новой атаке.

Но я уже на нее не смотрел. Я судорожно доставал из кармана рюкзака ФАЛЬШФЕЙЕР.

Открутив крышку, я наконец-то поднял голову, и обнаружил медведя на расстоянии вытянутой руки. Дернул за шнур, и сунул факел к медвежьей морде. Рявкнув, медведица резко развернулась, и, отбежав, принялась ломать в чаще кусты, оглашая округу ругательствами в мой адрес.

Высоко на дубе над моей головой по щенячьи скулили медвежата.

Я отошел и облегченно присел на валёжину. Трясущаяся рука поднесла ко рту сигарету. Чуть помедлив, медвежата проворно спустились вниз, и трусцой побежали на мамин голос. Стоило им скрыться в кустах, медведица, успокоившись, умолкла. Потрескивая ветками, воссоединившаяся семья удалялась прочь.

Сейчас я уже понимаю, что медведица хотела меня только напугать. Когда зверь действительно хочет достичь цели, то стелется вдоль земли, делая огромные прыжки, а не скачет вверх, больше чем вперед.



… Потушив сухую траву, загоревшуюся от фальшфейера во время моего прыжка, я вернулся в избу. И разуваясь, обнаружил на голенище болотного сапога несколько дыр, оставленных медвежьими клыками. Сапог нашел свое место на стене, напоминая мне о разъе разгильдяйстве и его последствиях.
Вложения:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Roma67.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13134

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
С вечера не спалось. Так случается всегда перед первым выходом на охоту. Мысли роились. В памяти всплывали воспоминания о былых походах, старинных друзьях – охотниках, добытых трофеях. Ночь была бесконечной. Проснувшись задолго до звонка будильника охотник, одевшись, еще долго пил крепкий горячий чай с «каменным» рафинадом и всматривался в ночь за окном, мысленно еще и еще раз проходя намеченный на сегодня маршрут. Наконец, услышав возню давно проснувшейся собаки и не находя более сил оставаться дома, охотник решил: «Пора!».
Прохладный и влажный воздух растворил остатки утренней дрёмы. Пар белым облачком клубился при каждом выдохе. Высокая, по пояс, трава из-за обильной росы тихо шуршала по голенищам «бродней». Солнце еще не показалось над лесом, но уже распространило свое нежно розовое сияние на окрестные холмы, рощи и поля. Всё говорило о том, что нарождающийся день будет погожим, каким и должен быть день «бабьего лета».
Спаниель повизгивал от нетерпения. Близость охоты заглушала в нем и голод, и жажду, и всё прочее, не имеющее отношения к охоте. Из сотен и сотен поколений его предков выбирались наиболее азартные и приспособленные к скитаниям по лесам и болотам. Собственно именно сейчас, на охоте, он и жил в его, собачьем понимании этого слова. Разве можно назвать жизнью ленивое лежание в тепле на ковре и краткие прогулки на ближайшем к дому газоне? Поля, леса и болота: именно там он начинал жить по-настоящему.
В туманной тишине были слышны, доносившиеся со стороны дальних рощ, булькающие, шипящие и фыркающие звуки. Звуки эти заставляли быстрее биться сердце охотника. В груди его рождались вибрации сродни тем, что чувствуются при близких грозовых раскатах. Ноздри вздрагивали. Зрачки расширились, а веки слегка прикрыли глаза. Охотник услышал косачей. Осенний, ложный ток… Всё бытовое, повседневное сразу же потеряло свою важность и значимость. Щелчок предохранителя возвестил о начале охоты. Собака, освобожденная от ошейника и поводка, сорвалась с места в поиск, «челноком» уходя на ветер. Охотник и собака теперь стали одним целым, соединившись тысячами невидимых нитей инстинктов, рефлексов, навыков и опыта, направленными на достижение общей цели – добычу красавца косача.
Породистая собака вдруг забеспокоилась, засуетилась в траве, нарушив четкость очередного «челнока», стараясь разобраться в свежих тетеревиных набродах. Движения ее стали быстрыми и азартными. Частые движения хвоста выдавали его нервное напряжение и нетерпение.
Тетерева поднялись из травы как и всегда: неожиданно и шумно, взорвав хлопаньем крыльев утреннюю тишину. Ружье, привычным движением вложенное в плечо, проводило одного из мелькавших среди кустов чернышей, мушкой обогнало его «на корпус» и коротко рявкнуло выстрелом. Тяжелый петушок, как бы споткнувшись в воздухе, подломив крылья, упал в высокую траву. Спаниель рванулся в травы на поиск битой птицы. Эхо выстрела прокатилось по поляне и затерялось в дальних перелесках. Стрелянная гильза, вылетев из патронника и блеснув на солнце, навсегда потерялась в зрелых росистых травах. Их вздрагивающие верхушки и звон бубенчика указывали на местонахождение собаки в зарослях. По запаху и шуму бьющихся крыльев пес быстро нашел птицу. Верхушки трав замерли, пропали звуки борьбы и звон бубенчика.
Челюсти маленького помощника сомкнулись и прекратили агонию лесного красавца. Лишь его крылья мелко вздрагивали. С крючковатого клюва на траву падали редкие густые капли крови. Нехотя спаниель отдал добычу охотнику, ревностно наблюдая, как тот убирает тетерева в заплечный мешок. Какое-то время пес бежал рядом с охотником, не доверяя ему сохранность трофея и, наконец, опять ушел в поиск. Но еще не раз и не два пес подбегал к хозяину, чтобы, почуяв в мешке дичь, убедиться в реальности только что произошедшего.
Ветер развеял облачко черных, с синим отливом, перьев над местом падения птицы.
Человек и собака, следуя своей страсти, скрылись за кустами, уходя все дальше и дальше в поля и перелески и оставляя за собой темный широкий след на росных травах.
Вдали все еще были слышны голоса древних птиц…
_____________________
Антимазай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13137

  • shargayov72
  • shargayov72 аватар
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 2271
  • Репутация: 27
  • Спасибо получено: 0
Однозначно-"+"
Вложения:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13143

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Все знакомые состояния нашел в строчках:kiss:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13155

  • Grach
  • Grach аватар
  • Не в сети
  • Начинающий охотник
  • Начинающий охотник
  • Сообщений: 220
  • Репутация: 13
  • Спасибо получено: 0
Немного юмора! Прошу прощения если уже было)

Cтих "Охота на зайца "

У меня взопрели я@ца,
Но, с усталостью борясь,
Я гоню по полю зайца,
Нецензурно матерясь.

По лбу вьются струйки пота,
Бьет по почкам патронташ;
Я похож на идиота –
Пятьдесят никак не дашь.

Мне просторами природы,
Где блаженство и уют,
Вислоухие уроды
Наслаждаться не дают.

По стерне, петляя хитро,
Я «завис» на русаке;
Мерно булькает пол-литра
За спиною в рюкзаке.

Страсть погони жалит нервы,
Давит в кровь адреналин;
Эта маленькая стерва
Надо мною властелин.

Скачет, серая вражина,
Помесь белки и осла,
Будто мощная пружина
К его жопе приросла.

Не гляди, что сам гоняю,
Знай, ушастый сын полей -
Я в угаре заменяю
Стаю гончих кобелей!

Но охота не игрушка.
Цель близка. Сейчас, сейчас...
Серебром сверкнула мушка,
Предвещая скорбный час.

Роща гулко отразила
Мой наваристый дуплет:
«Ты мазила !», «Ты мазила !»
Эхо крикнуло в ответ.

Не вихляй мохнатым задом;
Начал дело - завершу.
Догоню – забью прикладом,
Блин, руками задушу!

Мой косой заторопился:
Дай-ка тоже подтянусь;
Вдруг – ногою зацепился,
Как об землю пизд@нусь!

Метра три скользил на пузе,
Носом грунт расковырял -
И как шар в бильярдной лузе
Между кочками застрял.

В черноземе куртка, брюки;
В «Тулке» сломано цевьё –
Из гортани рвутся звуки –
В основном, на букву «Ё».

Лоб разбит, болит мошонка,
И с зубами недобор.
«Ах ты, блядская тушенка !
Ах ты, ливерный набор !»

Потерял, поди, сноровку;
Юной прыти не вернуть...
Надо ж было поллитровку
Хоть бы в тряпки завернуть.

Я охотник. К этой роли
Нет претензий, но при всем —
Нахер сдался мне тот кролик,
Будь он, падла, хоть лосем!

Харчем ломит магазины;
Чай, не голод прежних лет,
А из этой образины
Не сподобишь и котлет.

Вот сидел бы дома, в кресле,
И торчал, врубив музон,
Кто там парит: Элвис Пресли?
Децел? Бабкина? Кобзон?...

Сигареткой бы увлекся,
Или водкой дорогой,
На одну грудю улегся,
И накрылся бы другой.

В теплой хате как в раю-то -
Ванна с пеной по края...
И жена - центнер уюта,
Хоть зануда, но своя!

Я наплел бы, в полубреде
Ей, конечно, как в лесу –
Сапогом пинал медведя,
И за хвост поймал лису;

Как, участвуя в сафари,
У истоков всех начал —
Я перчаткою по харе
Элефанту настучал;

Как тропил бизона, яка,
И, сражаясь не шутя,
От зловещего маньяка
Спас невинное дитя...

Так, с охоты возвращаясь,
Еле ноги волоча,
Шел, уже не возмущаясь,
А по доброму ворча.

Нет, признаться откровенно,
На детали не кося -
Выходной прошел отменно.
День охоты УДАЛСЯ!!!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13157

  • Antonio Bobreros
  • Antonio Bobreros аватар
  • Не в сети
  • Administrator
  • Administrator
  • Сообщений: 7145
  • Репутация: 89
  • Спасибо получено: 4
Grach писал(а):

Немного юмора! Прошу прощения если уже было)


вот тут было /index.php/ru/2012-01-17-21-47-05.html?func=view&id=18&catid=12

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13214

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Парни, спасибо за оценку моего скромного творчества :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13215

  • shargayov72
  • shargayov72 аватар
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 2271
  • Репутация: 27
  • Спасибо получено: 0
Саня,ты второй из знакомых мне людей,которые пишут.Я только случайно посмотрел в левый нижний угол.Молодца .Не останавливайся.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13216

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Спасибо, Саша!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13221

  • Hanterr
  • Hanterr аватар
  • Не в сети
  • ОХОТНИК
  • ОХОТНИК
  • Сообщений: 402
  • Репутация: 15
  • Спасибо получено: 0
Да ,ЗДОРОВО.. + ..

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13239

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Парни, может ине про охоту, но про природу точно... Писал, когда только-только переехал из Калмыкии на Смоленщину... Тосковал по малой Родине сильно...
Выставляю на Ваш суд...



СТЕПЬ

Степь безумствует зеленью и цветами. Пряный, пьянящий аромат степных трав и дикой земли врывается в легкие, наполняя отравленный стрессами и суетой организм живительной силой, жаждой жизни. Ветер тяжело колышет еще зеленые ковыли, перекатываясь волнами по необозримым просторам. Воздух звенит от пения птиц и жужжания насекомых. Горизонт теряется в неясной игре миражей прогревшегося воздуха. Душа твоя расправляет крылья и шепотом выдыхает:"Лето..."
__________

Великая сушь, как захватчик, вновь пришла в степи, белым солнцем и раскаленным ветром утверждая свою власть над зеленым миром. Травы сбросили семена и, не имея более сил бороться за жизнь, сдались на милость победителя. Границы зеленого мира стремительно сокращались и отступали на запад степи. Совсем еще недавно темно-зеленое море трав и цветов, умирая, беспомощно обнажало желто-серое пыльное безжизненное "дно". Лишь верблюжья колючка, сопротивляясь зною, ветру и саранче, упорно зеленела малыми островами. Звон тысяч цикад и сухой шелест отмерших трав являлись воспаленному рассудку голосом самой степи, бесконечными летними месяцами молящей :"В-а-д-ы-ы.." Небо, белесое от зноя и пыли, безжизненным взором равнодушно смотрело на изнемогающую степь.
___________
Декабрьские туманы растворили степь. Она перестала существовать как единое целое и представлялась отдельными звуками, внезапно возникавшими и терявшимися, отдельными предметами, неясные очертания которых совсем не гарантировали их существование, а могли оказаться игрой света и воображения. И только одно было реально и осязаемо – влага. Влага была везде. Выгоревшие летом травы, голые кусты смородины, отмокшие лишайники и мхи, сам воздух – все было насыщено влагой. Щедрой жемчужной россыпью тяжелых капель туманы одаривали степь за долгие месяцы жажды. Степь жадно пила. Зачерствевшая и растрескавшаяся летом глинистая земля размякла. Шрамы трещин потеряли свою рубленную четкость. Края их осыпались и стали, как бы, бархатистыми. Серо-желтые скелеты степных трав потемнели, набухли и перестали шелестеть на ветру. На пнях вязов, когда-то росших здесь и сгоревших в степном пожаре, как-то вдруг появились семейки огненно - рыжих опят и этажерки вешенок. Степь продолжала впитывать и впитывать каждую каплю. Медленно, очень медленно напиваясь, она постепенно забывалась зимним сном.
____________
Антимазай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от antimazai.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 10 мес. назад #13240

  • Antonio Bobreros
  • Antonio Bobreros аватар
  • Не в сети
  • Administrator
  • Administrator
  • Сообщений: 7145
  • Репутация: 89
  • Спасибо получено: 4
Душевно. Отличная тема наполняется новым материалом. Приятно читать. плюсую:) :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 3 мес. назад #18589

  • Antonio Bobreros
  • Antonio Bobreros аватар
  • Не в сети
  • Administrator
  • Administrator
  • Сообщений: 7145
  • Репутация: 89
  • Спасибо получено: 4
Аксаков С.Т. Охота с острогою


Охота с острогою может доставить много удовольствия особенно потому, что производится в позднюю осень, когда рыба уже перестала клевать, следственно первой, лучшей из рыболовных охот, уже не существует, да и другими способами в это время года ловить рыбу неудобно. Неменьшее преимущество этой охоты состоит в том, что острогою бьется крупная рыба, как-то: щуки, сомы, жерихи, судаки и проч., достигающие иногда такой величины, что обыкновенные рыболовные снасти их не удержат: я разумею бредни, небольшие невода, сети и вятели. Надобно еще прибавить, что эта охота бывает ночью и весь короткий осенний день остается свободным для охотника и он может заниматься всякими другими охотами, существующими в позднее, осеннее время года. Охота с острогою имеет в себе даже много поэтического, и хотя люди, занимающиеся ею, по-видимому, не способны принимать поэтических впечатлений, но тем не менее они чувствуют, понимают их бессознательно, говоря только, что «ездить с острогою весело!».
Охота с острогою требует трех условий: темной ночи, светлой воды и совершенно тихой погоды; первым двум условиям всегда удовлетворяет осень, то есть ночи делаются длинны и темны, а вода от морозов становится совершенно прозрачною; третьего условия — тишины — надо выжидать. Охота производится на лодке не
большой, но и не маленькой; лодка должна быть легка, ходка, но не качка и не вертлява и довольно глубока. К корме ее, на прочной, железной рукоятке, приделывается железная же четвероугольная решетка, около аршина в квадрате, на которой должен гореть постоянный огонь, яркий, но спокойный, для чего нужно иметь в лодке порядочный запас мелко наколотых сухих березовых дров. Решетка, посредством изогнутой кверху рукоятки, должна быть выше кормы, чтобы хорошо освещать воду до дна.
Бой рыбы острогою может производиться только на водах тихих или стоячих: на прудах, озерах и на больших затонах, или заливах, рек порядочной величины, но не быстро текущих. В темную осеннюю ночь (чем темнее, тем лучше), но тихую и не дождливую, садятся двое охотников в лодку: один на корме с веслом, а другой с острогою почти посредине, немного поближе к носу; две запасные остроги кладутся в лодку: одна обыкновенной величины или несколько поболее, а другая очень большая, для самой крупной рыбы, с длинною, тонкою, но крепкою бечевкою, привязанною за железное кольцо к верхнему концу остроги. Вероятно, всем известно, что острога имеет фигуру столовой вилки, только с короткими зубьями, которых числом бывает от пяти до семи; каждый зуб или игла бывает не короче четырех вершков и оканчивается зазубриной, точно такою, какая делается на конце рыболовного крючка, для того чтобы проколотая острогою рыба не могла сорваться; железная острога прикрепляется очень прочно к деревянному шесту, крепкому, гладкому, сухому и легкому, длиною в сажень и даже в полторы, но никак не длиннее, потому что рыбу приходится бить не более как на трехаршинной глубине, а по большей части на двухаршинной и менее. Трехаршинную глубину воды огонь озаряет неясно, да и действовать острогою, чем глубже вода, тем тяжеле и труднее: и глаз и рука становятся неверны. Попасть в рыбу острогою, кажется, дело нехитрое, но не всякий к нему способен: кроме верного глаза и верной, сильной руки, надобно иметь много сметки и ловкости. Даже человек, имеющий все эти качества и получивший подробные наставления от опытного бойца, сначала будет ошибаться и, не попадая в настоящее место, станет попадать близко к хвосту, или в конец рыбьей головы, или будет совершенно промахиваться. Самое главное дело состоит в том, чтобы отгадать меру расстояния, пункт, с которого тихое, медленное опущение остроги должно мгновенно перейти в быстрый удар. Эту меру можно приблизительно положить от полуторы до двух четвертей от рыбы. Острога опускается в воду не прямо над рыбою, не отвесно, потому что в этом положении шест остроги и рука человеческая закрыли бы рыбу, и уметить в нее было бы невозможно. Итак, острога опускается сначала мимо рыбы и, когда подойдет к ней так близко, что надобно уже ударить, — осторожно переносится на цель и направляется против рыбьей спины. Самым лучшим ударом считается тот, который угодит в спину, не далее как пальца на три от головы. Такой удар лишает возможности крупную рыбу сильно биться и возиться на остроге, что непременно случится, если острога попадет близко к хвосту или к концу рыла; в обоих этих случаях большая рыба легко может сорваться и, несмотря на жестокие раны, от которых впоследствии уснет, может уйти и лишить охотника богатой добычи. Даже удар в самый лоб, случающийся очень редко, если не убьет рыбу наповал, дает ей возможность и возиться и сойти с остроги.
Правящий веслом должен быть также мастер своего дела, потому что управление лодкою во время плаванья за рыбою с острогою — совсем не то, что плаванье на лодке в обыкновенное время; даже весло нужно другое: несколько пошире, похожее на деревянную лопатку, но в то же время самое легкое и сподручное. Лодка должна подвигаться вперед ровно, тихо и без всякого волнения водяной поверхности; весло никогда не вынимается из воды, и все повороты, все движения производятся под водою, подобно тому как производит их своими веслообразными лапами гусь, лебедь и вся водоплавающая птица. Чтобы дать более ясное и более полное понятие об этой охоте, я опишу со всеми подробностями одну из моих самых замечательных и добычливых поездок с острогою, в которой я, по молодости моих лет, был только зрителем, а не действующим лицом.
Длинны, темны становились осенние ночи; морозы прохватили, остудили воду, осадили на дно водяные травы: шмару, плесень и всякую плавающую на поверхности дрянь; отстоялась и светла стала вода в полоях и заливах нашего широкого пруда. Уже несколько времени поговаривали охотники, что «пора ездить с острогою», собирались и, наконец, собрались; взяли и меня с собою. Время стояло самое благоприятное, то есть было темно, слегка морозно и совершенно тихо. Развели огонь на решетке, уложили в лодку все нужное, уселись без шума, оттолкнулись от берега и поплыли по полоям. Огонь ярко освещал только небольшое кругловатое пространство около решетки; даже нос лодки освещался уже слабо; круг света скоро поглощался мраком, и еще темнее, чернее казалась ночь, охватившая нас со всех сторон. Казалось, безграничное пространство воды окружало нас; в густом мраке не видно было ни камышей, ни плотины, ни берегов, одна лодка плыла в светлом круге. Я сидел спиною к огню; лицо и весь образ рыбака с острогою, молодого и крепкого человека, сидящего против меня, были ярко освещены. Когда же я оглядывался на старого рыбака с веслом, освещаемого и даже подогреваемого сзади, то он представлялся черною фигурою, образом без лица, рисовавшимся на огненном круге; при всяком повороте лодки или движении гребца свет обливал его то слева, то справа и, казалось, заглядывал ему в лицо. Вид с берега на плавающую с огнем лодку по воде также очень живописен. Как очарованная, до половины ярко освещенная, как будто предводимая пламенем, двигалась лодка без шума и, по-видимому, без движения, без участия сидящих в ней каких-то призраков.
Скоро стала попадаться нам спящая мелкая рыба, стоявшая, или, лучше сказать, лежавшая, на дне, по маленьким ямкам и впадинам; охотники не обращали на нее внимания, меня же очень занимало рассматриванье тинистого прудового дна, освещенного огнем. Вдруг снималась пелена с другого, неизвестного мира, с его разными почвами, неровностями, растениями и спящими обитателями!.. Мне заранее приказано было сидеть смирно и громко не говорить, и я только шепотом или пальцем указывал на рыбу, мимо которой мы проезжали
и которая казалась мне довольно большою и стоющею удара остроги. Я ошибался, потому что рыба в воде, особенно ночью, при огненном освещении, кажется гораздо крупнее, чем она есть на самом деле. Молодой рыбак, державший в руке острогу, положа ее поперек лодки, не слушал меня и только трясением головы или отрывистым шепотом: «Это все дрянь, сидите смирно», — отвечал на мои знаки и слова. Наконец, поплыли мы по протоку: так называлось извилистое, длинное протяжение, пересекавшее диагонально почти весь пруд, никогда не зараставшее травою; вероятно, это был когда-нибудь материк реки, старица, как его называют, если он не затоплен водою; может быть также, что это был овражек, по которому некогда бежал ручей. Глубина протока иногда достигала сажени, но большею частию простиралась от полутора до двух аршин и, несмотря на то, была вдвое глубже окружавших его полоев. Проток имел под водою свои собственные берега, обраставшие густыми водяными травами в летнее время, расстилавшимися по водяной поверхности; теперь, побитые сверху морозами, они опустились и лежали по дну грядами, наклонясь в одну сторону. В этом-то протоке начала попадаться нам крупная рыба. «Придержи», — шепнул главный рыбак; лодка приостановилась, острога скользнула в воду, шла сначала медленно, потом быстро вонзилась, и через несколько секунд был осторожно вытащен огромный язь, по крайней мере фунтов в шесть, увязший в зубьях остроги; зазубрины так въелись в тело язя, что даже руками не вдруг его сняли. Вторая добыча попалась — окунь, такой величины, какого в нашем пруду ни прежде, ни после не лавливали. К сожалению, тогда не взвешивали рыбу и я не могу положительно сказать, сколько весил тот окунь, но, конечно, в нем было более пяти фунтов. Потом стали попадаться средние язи и окуни, которых набили десятка полтора. Вытащили также несколько очень крупных плотиц. Изредка наезжали на щук, от трех до семи и до десяти фунтов (говоря примерно), которых также убили штук пять, не считая мелких: щукам не давали пощады и били всякого щуренка, которого только могли зацепить зубья остроги. Такое озлобление на щук происходило оттого, что они слишком развелись
и, без сомнения, поедали множество мелкой рыбы. Щуки стали попадаться нам чаще по заливам, около камышей и предпочтительно в озерках, кругом обросших камышами, и также в отлогих впадинах, которые оканчивались материком реки. Не должно думать, что рыбак убивал всякую рыбу, которая нам попадалась: напротив, некоторые были так чутки, что уходили при одном приближении лодки, а другие уходили по большей части в то время, когда направлялась в них острога. Надобно также заметить, что при вытаскивании порядочной рыбы нельзя было обойтись без некоторого шума и движения воды, и потому много уходило рыб, которые стояли и спали поблизости. Наконец, выплыли мы на материк и, поднявшись довольно далеко вверх, поворотили узким, но глубоким заливом опять в камыш и только стали входить в круглое широкое озеро, как рыбак подозрил щуку огромной величины, стоявшую между двумя затопленными кочками, невдалеке от сплошной гряды камыша. Сердце у меня замерло, когда он, положа свою острогу, взял из лодки самую большую. Я понял, что это значит. Шепотом и знаками указал он своему товарищу место, на которое должна была направиться лодка. Тихо наплыли мы на спящую рыбу, которая показалась мне толстою и длинною деревянною плахою или вершиной бревна, лежащего на дне. С удвоенною осторожностью направил рыбак свой трезубец, или, правильнее сказать, семизубец, долго наводил и метил и, наконец, ударил изо всех сил, проворно приподнялся на ноги, придавил что есть мочи острогу и оттолкнул от себя... Вода точно закипела под нами, лодка зашаталась от толчка и волнения, и я очень испугался, хотя глубина была не больше двух аршин и хотя тогда я боялся воды менее, чем впоследствии. Повернувшись и сильно взволновав воду, щука бросилась сначала как стрела, но потом пошла тише; шест в наклоненном положении до половины торчал из воды: собственная тяжесть и крепкая бечевка, привязанная к верхнему концу, склоняли его набок. Щука шла прямо из озера в материк реки. Держа в руках конец бечевки, молодой рыбак уже громким и веселым голосом сказал: «Попалась, утятница! давно я до тебя добирался!» — но другой рыбак отвечал почти сердито: «Ну, ну, погоди радоваться. Веревку-то не выпусти из рук». В самом деле, веревка стала натягиваться; рыбак замотал ее за руку, и мы поплыли вслед за щукою, увлекаемые ею. Сойдя в материк, она сначала не один раз погружала в воду весь с лишком четырехаршинный шест, но потом начала утомляться: металась, всплывала наверх, пыталась бросаться в камыш, чтобы вырвать из себя острогу, но напрасно; рыба видимо изнемогала. Рыбак через несколько времени, не менее как через полчаса, подтащил к себе за бечевку верхний конец шеста, взял его в обе руки, встал на ноги и опять притиснул; но щука уже не бросилась так быстро, как в первый раз, а сделала небольшое движение сажен на шесть вперед, побилась, остановилась и совершенно затихла. Протащив щуку сажен пять на бечевке, рыбаки решились поднять ее и положить в лодку. Мы вошли в известный уже читателям проток, устье которого было от нас в нескольких саженях. Оба рыбака не без труда, общими силами вытащили страшно огромную рыбу и ввалили ее в лодку, не вынимая остроги; она была еще жива, разевала рот, но не шевелилась. Шест положили ко мне на плечо; я придерживал его обеими руками, чтобы он не свалился в воду и не мешал плыть. Молодой рыбак также взял весло, сел на нос лодки, и мы полетели как стрела к мельничному каузу. Там мы позвали мельника и, с помощию его и засыпки, выгрузились на плотину. Между тем набежали помольщики из мельничного амбара, разглядели, при свете зажженной лучины, славную добычу и раздались громкие восклицания удовольствия и удивления. Между помольцами случился один очень малого роста, и сейчас посыпались на него шутки. «Ну, Гришка, — говорил один, очень высокий ростом, — хорошо, что щука-то тебя не видала. Ты летось ведь купался здесь: зглонула бы она тебя, как утенка, и поминай как звали — пропал бы ты без вести!» — «Нет, нет, подавилась бы, — возразил другой, — все ноги бы остались видны! Что ты на него больно нападаешь, он все покрупнее утенка...» И громкий хохот заглушал на время шум падающей воды и мельничных колес. Между тем вытащили острогу из уснувшей щуки, и мы с торжеством понесли всю рыбу домой. Мне
сказывал на другой день мельник, что помольщики долго не спали, дивились, смеялись и толковали о диковинной щуке, которая, при горящей лучине, показалась им просто чудовищем. Что касается до меня, то с самой той минуты, как началась возня со щукой, я был в каком-то забытьи, смешанном (должно признаться) с некоторым страхом. Только дома, когда внесли щуку в комнату, положили на рогожу и окружили свечами, чтобы лучше разглядеть, — я опомнился и вполне предался шумной радости молодого рыбака. Настоящие виновники победы были неразговорчивы, хотя выпили по доброму стакану вина; но зато я за них рассказывал долго и громко все малейшие подробности только что совершившегося события, ссылаясь на них и заставляя подтверждать слова мои. Плохо спалось мне эту ночь! Впечатления были так живы и противоположны, что произвели сильное волнение в моей крови. Щука, со всею обстановкою ее убиения, грезилась мне беспрестанно, да и в самом деле было от чего взволноваться! Если б это случилось со мной в поре зрелого возраста, когда охота к рыбной ловле была уже развита во мне вполне, если б это случилось даже теперь со мною — кажется, впечатление было бы еще сильнее. По молодости я не мог тогда достаточно оценить важность столь замечательного происшествия в истории рыболовства, особенно если взять в соображение, что щука, достигающая таких размеров многими десятками лет, а может быть, и сотнею годов, чрезвычайно редко попадается в столь незначительных водах, как наш пруд и река, и еще реже становится добычей рыбаков. У нас это был единственный случай, который до сих пор еще не повторился. Надобно только представить себе, каковы были первые движения и порывы этой страшной рыбы! Покуда она не вышла в материк, где могла погрузиться глубоко, она производила такое волнение, что, если б мы не находились от нее в нескольких саженях, то лодка могла бы опрокинуться. Охотники знают по опыту, что в ночное время, даже стоя на берегу, невольно вздрогнешь, когда поворотится или плеснется вблизи обыкновенная крупная рыба, которая не может идти ни в какое сравнение с описываемою мною щукою. Но на небольшой лодке, довольно тяжело нагруженной, на по-
рядочной глубине, на кажущемся безграничном пространстве воды, в непроницаемой темноте, кроме небольшого освещенного круга, беспрестанно ожидая отчаянных порывов водяного чудища, которое возило и поворачивало нашу ладью во все стороны... признаюсь, сердце замирает от одного воспоминанья, и в старости можно отказаться от вторичного участия в такой поэтически рыбачьей сцене!..
Щуку рассмотрел я подробно на другой день. Мерою она была с лишком полтора аршина без хвостового пера и очень толста. Всех удивляла необыкновенная ширина ее лба, на котором были расположены какие-то узоры серого цвета, казавшиеся выпуклыми и седыми. Рыбаки говорили, что она очень стара и что у ней лоб порос мохом; когда разевали ей пасть, то поистине страшно было смотреть на ее двойные острые зубы, крупные и мелкие; горло у ней было так широко, что она без всякого затруднения могла проглотить старую утку. Уже много лет замечали ее присутствие в нашем пруду, и, конечно, много утят, и диких и домашних, переглотала она на своем веку. К сожалению, эта редкая щука не была взвешена, и я не могу сказать определительно об ее тяжести, но, судя по сравнению со щукой в один пуд и пятнадцать фунтов, которую я видел несколько лет после[1], щука, убитая острогою, должна была весить около двух пуд.
Впоследствии мне случалось не один раз ездить с острогою и самому бить рыбу, но никакой замечательной добычи нам не попадалось, да и надо признаться, что я этого дела был не мастер. Один только раз тот же самый охотник привез с нижнего Соколовского пруда (на том же Бугуруслане, восемью верстами ниже) огромного налима, которого убил также острогою, в материке под корягами, стоявшего так глубоко, что он едва мог достать его самою большою острогою. В нем было весу около тридцати фунтов, и печенки его не укладывались на обыкновенной тарелке. Это случилось в самую позднюю осень, когда мелкие полои уже покрыты были льдом.
Острогой бьют щук и другую крупную рыбу в то время, когда она мечет, бьет икру, выражаясь по-рыбачьи. В эту пору особенного своего состояния рыба ходит стаями и нередко поднимается так высоко, что верхние перья бывают видны на поверхности воды; рыбак, стоя неподвижно в камыше, по колени и даже по пояс в воде, или на берегу, притаясь у какого-нибудь куста, сторожит свою добычу и вонзает острогу в подплывающую близко рыбу. В глубоких ямах, под вешняками, крупная рыба любит идти против падающей воды, всплывает иногда довольно высоко и упорно держится в неподвижном положении, уткнув голову в хворост и всякий лес, которым обыкновенно бывает устлано дно спуска под деревянным его полом или помостом. Рыбак, по большей части мельник, потому что это ему сподручно, подкараулив или заметив высоко стоящую рыбу, подкрадывается с острогою и выхватывает иногда славного язя, головля, окуня или жериха. Все это бывает очень приятною, случайною добычею, но не может назваться настоящею охотою с острогою.

1855 г.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Antonio Bobreros.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 3 мес. назад #18596

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Увы, нам так не охотится, табу....

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 3 мес. назад #18598

  • Егор
  • Егор аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 643
  • Репутация: 14
  • Спасибо получено: 1
Как же все таки красиво описано вся охота с острогой

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 3 мес. назад #18611

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Сам так не охотился, но знакомые били по паре мешков судака за ночь. Вместо огня - свет хорошего фонаря чуть в стороне от рыбы, а она как бы в полумраке. Днем били амуров и толстолобиков в прибрежных камышах без лодки. Самый крупный не помещался в рост в багажнике "восьмерки" - хвост подворачивали. Поздней осенью товарищ в каналах бил сазанов до 5 кг и щук таких же... Было когда то...

Хорошая статья. Егору - "плюс".

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 4 года 2 мес. назад #18881

  • Егор
  • Егор аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 643
  • Репутация: 14
  • Спасибо получено: 1
Охота — школа войны



Навыки охотников-профессионалов в Российской Империи всегда пытались использовать в армейской жизни. И если охотников не хватало, то их надо было создать.
В1886 г. произошло достаточно знаковое событие в русской армии — Высочайшим повелением от 21 октября 1886 г. в целях подготовки при всех отдельных войсковых частях нижних чинов для выполнения в военное время особых поручений, связанных с повышенной опасностью и требующих личной находчивости, были учреждены охотничьи команды. На их формирование выделялось не более четырех человек на роту, эскадрон, батарею, сотню. Люди в команды должны были выбираться энергичные, сильные, ловкие, искусные в стрельбе, в кавалерии — «искусные в езде». Грамотность признавалась желательным условием, но в большинстве частей предпочтение отдавалось физическим и нравственным качествам.
Приказ от 1886 г. № 260 определял «главным предметом занятий охотничьих команд» охоту на хищных зверей, в связи с задачами по разведке и изучению местности. В случае невозможности производства охоты команда должна была заниматься соответствующими упражнениями, достигающими той же цели. При этом члены охотничьих команд не освобождались от общих учебных занятий, и специальные занятия проводили лишь в свободное время.
Объектом первостепенного внимания команд были хищные звери, но допускалась и охота на птицу.
Казаки не остались в стороне, и выполнение Приказа о создании охотничьих команд началось и в их областях, правда, с некоторым опозданием. Составление таковых правил для вводимых команд возлагалось на командиров полков и батальонов. Они же отвечали за снабжение охотничьими ружьями, принадлежностями и собаками, причем подобные расходы в хозяйственных суммах подразделений официально не предусматривались.
Мы видим возрождение исконных казачьих пластунских традиций, так как именно охота лежала в их основе. Такое начинание можно было только приветствовать, но все получилось совсем не так, как было задумано изначально.
Успех или неудача нового начинания зависели в первую очередь от командира подразделения. Для иллюстрации этого приведем три примера. 3 августа 1889 г. в войсковой штаб поступили «Правила охотничьей команды», учрежденной при 1-м Екатерининском конном полку. В них сообщалось, что команда из 24 человек расположилась в 10 верстах от Екатеринодара на особо устроенном охотничьем хуторе в землях Энемского аула. Создание отдельного хутора мотивировалось отсутствием помещения при штабе полка и удобством проведения занятий на местности «по сторожевой и охранительной службе». Командир полка докладывал, что выделил из полковой суммы 500 рублей на устройство хутора, заведение борзых и гончих собак, устройство «гимнастики» и приобретение 10 охотничьих ружей на Ижевском оружейном заводе. Команде закупили также учебники для обучения казаков грамоте и различные пособия. «Заведующим командой» был назначен один из младших офицеров, который вел дневник занятий.
ШОМПОЛКИ.На фото начала ХХ века изображен Георгиевский кавалер казачьей станицы Старокорсуньской Василий Ивченко. Свой боевой путь Василий начал еще во время Крымской войны, защищая Севастополь.В 1900-х годах несмотря на свой возраст Василий продолжал охотиться. Его оружием было ударное капсюльное ружье, переделанное еще в 1840-х гг. из кремневого. Для уменьшения веса ружья была укорочена цевьевая часть. С этим дульнозарядным ружьем, возраст которого соответствовал возрасту хозяина, Василий умело добывал дичь.Такое оружие не было необычным: долгое время старинные шомполки состояли в арсеналах охотников. Более того, с приходом новой, советской власти, они не только продолжали выпускаться, но и даже казнозарядные системы для нужд охотников переделывали в «дульнозаряд». Современному охотнику это покажется диким, но тогда небогатые охотники не могли позволить себе такой роскоши, как унитарные патроны. Охотники-промысловики предпочитали дульнозарядное оружие из-за его меньшей массы.
Цель устройства команды командир полка сформулировал так: «Охотничья команда учреждена для выработки в мирное время кадра для команд охотников военного времени, почему надо достигнуть в мирное время развития в людях отваги, смелости, глазомера, искусства стрельбы, привычки ориентироваться везде днем и ночью, в туман и ненастье, наездничества и других военных качеств, ведущих к выработке навыка в разных военных сноровках и хитростях».
Команда должна была охотиться преимущественно на хищного зверя, но допускалась и охота на птицу. Убитую дичь и звериные шкуры предполагалось продавать, а вырученные деньги выдавать на руки охотникам для приобретения одежды, обуви и других нужных вещей. В случае невозможности производить охоту (учитывалось время года) команде поручались задачи по разведке до 100 верст от штаб-квартиры полка.
Занятия подразделялись на подготовительные (теория) и практические (поле, охота). Учебный план включал следующие курсы: обучение грамотности; теоретическую подготовку к охоте; теорию стрельбы «вообще» и стрельбы по зверю; топографические сведения (устройство компаса, способы ориентирования, чтение карт и планов); теоретические сведения о подрывных патронах, порче дорог, телеграфов, орудий, мостов; полевая гимнастика; джигитовка во всех ее видах; стрельба и развитие глазомера; фехтование и особенно рубка чучел в конном строю; обучение плаванию; атлетические игры; различные поездки (на дальность, для рекогносцировки, поездки без дорог, ночные и т. д.).
Из отчета 1-го Екатерининского полка за 1889 г. мы узнаем, что охотничья команда была сформирована в полку 5 апреля из 24 казаков, «отличающихся лихостью наездничества и знанием правил всевозможного рода охоты». Из десяти купленных ружей Ижевского завода два заряжались с казны, а восемь — с дула. При команде находилась свора борзых и свора гончих, каждая из шести собак (кроме того, имелись еще и щенки). С 1 июля по 1 августа команда охотилась под станицей Ново-Дмитриевской, с 1 августа по 1 сентября — под Владикавказом. Вернувшись к месту дислокации, приступила к самостоятельным занятиям, обратив особое внимание на дальние поездки, «доведя их до 75-верстного расстояния безостановочно». В течение 1889 г. команда провела за Кубанью 7 охот с борзыми, 6 с гончими, 5 с гайщиками и 3 с борзыми по правому берегу. Убито: 4 козы, 3 волка, 2 лисы, 4 кота, 16 зайцев; с борзыми затравлены 1 лиса и 44 зайца. За проданную дичь было выручено 5 руб. 10 коп. (за рыбу — 3 руб. 52 коп.). Треть от этих денег пошла на увеличение артельной суммы, а две трети выдали чинам команды на руки.
Охотники учились быстро лазить по деревьям и телеграфным столбам, прыгать с шестами через широкие и глубокие рвы, бегать без передышки до 10 и более минут, ползать по земле, стрелять в неподвижные и подвижные цели, плавать, переправляться через небольшие реки на срубленных деревьях, карчагах, плотах и «наскоро устроенных мостах».
Горский воин в кольчуге и с традиционной дальнобойной винтовкой. К концу XIX века война с горцами на Кавказе закончилась, наступили мирные времена. И основной задачей охотников стала охота, исполнять роль следопытов-разведчиков и диверсантов им более былоне нужно.
Толково составленные частные правила могут породить иллюзию полного благополучия в деле формирования охотничьих команд и выполнения учебных планов. В реальной жизни все было чаще всего как раз наоборот, многие команды оставались «бумажными». Показателен в этом плане третий пример — история с охотничьей командой 1-го Черноморского полка.
3 октября 1889 г. командир 1-го Черно­морского конного полка доложил войсковому штабу, что по случаю убыли людей на льготу и «по неимению экономических полковых средств учредить охотничью команду не представляется возможным». Атаман и штаб войска отреагировали через полгода и второй раз приказали «непременно сформировать» в полку охотничью команду к 15 апреля 1890 г. После вторичного и столь грозного приказания команду, конечно, сформировали, но еще через полгода от указанного срока — 19 ноября 1890 г. служба охотников ничем не отличалась от службы остальных казаков. Они лишь три раза вышли на охоту, да и то потому, что офицеры полка дали им свои охотничьи ружья. Шесть казнозарядных охотничьих ружей полк приобрел только в 1891 г. на Сестрорецком оружейном заводе. Казалось бы, теперь начнется полноценная, изобилующая охотничьими приключениями жизнь членов команды. Но отчет командира команды хорунжего Камянского за 1891 г. звучит чуть ли не эпитафией: «… имеющиеся при команде ружья в дело употребляемы не были и находятся при полковом арсенале. Собак гончих, кроме одной и той почти негодной, не имеется».
А с чем же должны были охотиться казаки за неимением охотничьих ружей? Судя по имеющимся фотоматериалам, это была в конце XIX в. однозарядная казачья винтовка системы «Бердан № 2». Эти винтовки стояли на вооружении, патроны к ним были доступны в нужных количествах. И по своим характеристикам эта винтовка была отличным охотничьим карабином. Тяжелая свинцовая пуля (24 грамма) калибра 11 мм разгонялась пороховым зарядом массой 5,07 грамма. Понятно, что для зверовой охоты такая винтовка будет предпочтительнее ружья. Активно продолжали использовать безнадежно устаревшие литтихские штуцера, дульнозарядные капсюльные казачьи винтовки и даже традиционные кавказские ударно-кремневые винтовки. От дульнозарядного оружия никто не отказывался, даже вновь закупаемые охотничьи ружья часто являлись таковыми. Навык точной стрельбы был важен, и он отрабатывался тем, что для поражения цели был всего лишь один выстрел. Охотник всегда бил в цель, промах был недопустим.
Приказом по военному ведомству № 260 1886 г. охотничьим командам на казенных землях разрешалась охота на хищных зверей и птиц бесплатно, с ведома лесной стражи.
Холодное оружие казаков-охотников было простым и функциональным. Кубанцы предпочитали простоту и надежность!
По специальным охотничьим свидетельствам команды имели право охоты как в казенных дачах, так и в общественных и частных землях. Местные чиновники, конечно же, активно включились в дело, чтобы сделать все «как лучше». Свидетельства на право охоты в войсковых землях (почему-то всего по 5 штук) офицеры команд должны были получить в Лесном отделении Областного правления. Охотой на волков в войсковых лесах руководили полицейские власти. Кубанское управление Государственных имуществ 7 ноября 1892 г. выработало правила охоты в дачах Министерства государственных имуществ. Первый пункт этих правил содержал список дач, где охота запрещалась.
Пока шло выявление и устранение юридических недоразумений, сами охотничьи команды в кавалерийских полках «приказали долго жить». Курс в командах практически ничем не отличался от подготовки разведчиков. Приказом по военному ведомству 1891 г. № 181 охотничьи команды конных полков присоединили к командам разведчиков, создав по 16 разведчиков в каждой сотне. В пластунских же батальонах охотничьи команды продолжали существовать, четко разделившись на конные и пешие.
Охотничьи команды были введены в Кубанском войске более чем с двухгодичным опозданием от армии и просуществовали в конных казачьих полках чуть более двух лет. Эксперимент оказался явно неудачным. И дело не в ошибочности или ненужности сформулированных военным ведомством целей. Дело в том, что этот проект не был просчитан ни с военной, ни с юридической, ни с экономической точек зрения. Особенности несения службы казачьими полками вообще не учитывались. К сожалению, и впоследствии эти интересные начинания развития не получили.

Борис Фролов
24.04.2013

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Егор. Причина: ошибки

RE: РАССКАЗЫ 4 года 13 ч. назад #20081

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Лег в душу рассказ, жаль, что я не с детства охотник:side:
Открытие охоты
Помните? Раннее утро, предрассветный час, туман на лугу в ложбинках, августовская, высокая отава в густой росе? И полная тишина, потому что ясное, чуть розоватое небо – потом будет яркий солнечный день. А сейчас еще в кустах темно, на лугу прохладно, а ты ползешь по этой отаве и уже мокрый до ушей. Где-то за взгорком, за полоской густого шиповника со зреющими ягодами, за кочками с осокой заветное озеро, на котором кормятся утки. Их хорошо слышно, но совсем не видно – только легкие волны разбегаются по глади воды – тут они, тут! Под самым берегом, под нависшей осокой! И снова ползешь, замирая через каждую минуту – не спугнул ли? Травинка щекочет нос, а чихнуть нельзя, и пучишь глаза, перетерпливая зуд, текут слезы.
Вставать рано, далековато, еще бы чуть-чуть, метров пять, чтоб уж наверняка, потому что в стволе всего один патрон, а надо взять одним выстрелом пару. Тогда отец даст сразу два патрона! С двумя-то можно охотиться целый день… Вот уже шиповник, жесткий, как колючая проволока. Приподнялся – ничего не видать! Кое-как прополз сквозь это заграждение, но и не почуял, что исцарапался. Еще немного и – вот они! Целый выводок давно вставших на крыло чирков, встают торчком, задирая хвосты вверх, что-то собирают со дна. И кажутся такими крупными – с гуся! Сердце стучит в горле, а надо успокоиться, набраться хладнокровия и выждать, когда сплывутся…
Новенькая, еще черная, вороненая «Белка» приятно тяжелит руки, винтовочный целик перед глазом, мушка плавает на конце ствола – руки трясутся, дыхание, как у загнанной лошади.
И счастливый миг – пара чирков сплылась, соединившись в сдвоенный силуэт. Замер, прицелился, но холостой ход длинный и спуск туговатый, к которому не привык палец… В момент выстрела все равно на мгновение зажмуришься! А открыл глаза – утки уходят вертикально вверх, дымный след от сгоревшего пороха клубится и висит в воздухе, изодранные бумажные пыжи падают на воду… А на воде пусто! Лишь пенный след от дроби да клочья бумаги, как лепестки лилий…
В первый миг недоумение, потом разочарование, горе – чувства изменяются так стремительно, что сливаются в слезы. Мир на минуту становится расплывчатым, а если еще выводок, сделав круг и не разобравшись по молодости, что это было, вновь плюхнется на воду – ты стоишь перед ним открыто и стонешь от бессилия, поскольку в стволе у тебя стреляная гильза, разве что вкусно воняющая сгоревшим дымным порохом…
Домой хоть не возвращайся – стыдобища…
Но если на воде забила крылом подстреленная утка и если еще их пара!.. Сапоги долой, штаны, рубаху – и в озеро. Достал, бережно положил на берег, чтоб пера не уронить (и так дробью посекло), зуб на зуб не попадает, весь в гусиной коже, но все равно восторг горячее. Натянул мокрую одежду, схватил меткое ружье, добычу и бегом домой, потому что солнце еще не встало и, получив два патрона, можно успеть обскочить несколько озер.
А батя уже встал, хлопочет по хозяйству, и ты тут являешься – ружье за спиной, в руках по утке, с физиономией бывалого охотника, то есть как будто ничего не случилось. Правда, сил уже не хватает стягивать губы – расползаются. Бросишь небрежно уток на крыльцо, снимешь ружье, демонстративно и небрежно проверишь, не заряжено ли, поставишь к стене и потом с деловым, уставшим видом выльешь воду из сапог.
Уходил на рассвете одиннадцатилетним пацаном, а вернулся мужчиной…
Охота – воспитание мужских чувств. И надо для этого совсем немного – желание, время и ноги.
И удачу.
Что бы ни говорили, а нет иного способа инициации – посвящения в таинство охоты, когда мальчики взрослеют в один момент. И вместо детского бесшабашного взгляда появляется затаенный, горделивый взор, пусть еще не мужчины, но отрока, уже ответственного и способного на поступок.
Сыновья моих друзей-охотников, в том числе и сын Алексей, все через это прошли в возрасте десяти – двенадцати лет. Конечно же, прежде чем дать ружье, пусть и с одним патроном, да отпустить на самостоятельную охоту, пацаны несколько лет таскались за нами, как подрастающие щенки, исполняли обязанности оруженосцев, носили рюкзаки с легкой пернатой добычей, искали подранков, и сразу было видно, из кого будет толк, кто заразится на всю жизнь ловчей страстью, а кто только пройдет «курс молодого бойца» и выберет потом другое увлечение.
Есть совершенно определенные признаки, по которым можно судить, будет охотничий толк из мальчишки или лучше вместо ружья потом купить ему скрипку и пусть себе пилит, что тоже совсем даже не плохо. Например, если надо встать очень рано, чтоб пойти на охоту, и вам приходится будить свое чадо – так лучше не тревожьте, пусть спит, не его это дело, нет в нем природного азарта, который заставляет вскакивать ночью и нетерпеливо ждать, когда же проснется отец и наступит вожделенный час. Если же вы почувствовали страстный детский интерес к охоте, начинайте развивать его, потренируйте в стрельбе, сначала из малокалиберной винтовки, затем из дробового ружья и наконец позвольте ему выстрелить по дичи.
Наши законы таковы, что все время приходится идти на вынужденные нарушения. Например, запрещено передавать свое оружие в чужие, а тем паче в несовершеннолетние руки, но если вы не сделаете этого, когда сыну десять – двенадцать лет, в восемнадцать уже будет поздно. Улица, общество, круг друзей разбудят у него другие увлечения и страсти.
Купленное мне ружье стало главным воспитательным инструментом отца. Получил двойку – на три дня лишился заветной «Белки», за хулиганство с пацанами на улице не увидишь охоты целую неделю, сбежал с уроков или вообще не пошел в школу – до конца сезона. При этом отец ружье не прятал, не убирал под замок; оно стояло за головкой родительской кровати вместе с другим оружием, но попробуй тронь без спроса!
Разумеется, перед первой самостоятельной охотой следует провести жесткий инструктаж, но он не спасет, если вы прежде не воспитали у сына аккуратность в обращении с оружием, а более – любовь к нему. Мальчишка, восторженно взирающий на ружье, никогда не станет баловаться и играть с ним. Любовь к оружию – это одно из самых таинственных и сильных мужских чувств, пожалуй, стоящее вровень с любовью к женщине. Если хотите, оно, оружие, делает из существа мужского пола мужчину. Это хорошо заметно в армии, в первые дни службы, когда парни наконец-то получают в руки автоматы. По тому, как они смотрят на них, как держат, чистят, как носят, можно с абсолютной уверенностью сказать, из кого что получится. Кроме того, в неотличимо похожих, стриженных наголо, одетых в одинаковые необмятые гимнастерки, одного возраста ребятах сразу можно узнать, кто из них до призыва любил бродить по лесу с ружьем: охотники всегда выглядят старше, серьезнее, рассудительнее. И напротив, кто, кроме палки, прежде ничего не держал в руках, получив автоматы, начинали играть с ними как дети. Еще интереснее смотреть на них, когда первый раз вывозят на стрельбище: на огневом рубеже начинается откровенный «мандраж», руки трясутся, чему учили, моментально забыл, глаза полубезумные, автомат выходит из подчинения, стреляет куда захочет…

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 11 мес. назад #20089

  • Партизан
  • Партизан аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 897
  • Репутация: 20
  • Спасибо получено: 0
Рома, да ты же романтик чистейшей воды ! )) Ты, кстати, у Алексеева кроме охотничьих рассказов еще что-нибудь читал ? Если кто не знает, этот автор вместе с Задорновым продвигает идеи т.н. "нео-язычества". Аркона, Аркаим, легендарный остров Буян-Руян, кто такие на самом деле были варяги, почему в европе куча топонимов со славянскими названиями, славянские Боги, несистемный взгляд на историю древней Руси. Фильмы снимают. У Алексеева много произведений на эту тему, пишет живым языком, читается легко. Почитайте, интересно, а главное, есть над чем "репу почесать" !

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 11 мес. назад #20181

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Написал давно, но так как рассказ не про охоту, то сюда не выкладывал. Антон, если посчитаешь, что размещение здесь рассказа недопустимо, то сноси смело.

История не моя. Может и байка. Рассказываю…
Не далеко от достаточно оживленного перекрестка улиц Попова и Алексеева губернского города С располагалась шиномонтажная мастерская. Короче, монтажка. Это была что называется народная монтажка. Без заявок на какой бы то ни было дополнительный сервис, кроме шиномонтажа. Заведовал монтажкой ее единственный рабочий Вася. Вася был простым, замученным ежедневной работой с утра и до вечера, мужичком средне - неопределенных лет, как и средне - неопределенной внешности. Ему с одинаковым успехом можно было дать как 35 лет, так и 50...Единственное, что его выделяло - это небольшой рост, который как - то плохо вязался с размером покрышек больших внедорожников, нет - нет да и заезжавших в монтажку, ввиду ее достаточно удобного расположения. Не смотря на хроническую усталость Вася был человеком не угрюмым и любил добрую шутку. А еще ему откровенно нравились дорого выглядевшие женщины на дорогих автомобилях, которые так же иногда заезжали в монтажку ввиду ее достаточно удобного расположения.
И вот в один из серых будничных дней, когда в монтажке, прямо скажем было немноголюдно, тихо прошуршав шинами по опашей листве плавно подъехала Ауди Q7. Водительская дверь после короткой паузы открылась и из кожаного салона материализовалась ОНА, это "неземное существо", сказка, в реальность которой поверить просто невозможно. Точеная фигура, изящность которой только подчеркивало норковое манто, изысканный, но не кричащий макияж, тонкий, на пределе возможностей обоняния, аромат дорогих духов. Такие женщины не могут жить самостоятельно, автономно. Нет. Они могут только украшать собой серый мир мужчин... Пока не начинают говорить. Она была типичная блондинка, над которыми открыто смеется или потешается вся страна. В общем, ДЕВОЧКО...
- Оно спустилось..., сказало девочко, указывая на одно из колес своего авто. Можно что-то сделать?
-Сейчас проверим, сказал Вася, сноровисто снимая колесо и буквально пьянея от физической привлекательности клиентки и желания любым способом ей угодить.
В течение времени, которое потребовалось на ремонт колеса, Вася как мог пытался развлечь дорогую посетительницу его монтажки светской беседой слегка разбавленной шутками, на что девочко иногда кивало головой, иногда хлопало ресницами, иногда даже улыбалось. В конце ремонта, когда пришло время накачивать колесо до рабочего давления, Вася не без гусарской бравады стараясь хоть еще чем - нибудь угодить клиентке "выдал на гора" фразу...
-Сударыня, воздухом с каким ароматом, будем накачивать колесо: ваниль, клубника, лаванда?
Неземное существо не смутилось. Оно подняло в задумчивости глазки к небу, подперев наманикюреным пальчиком подбородок и оттопырив слега губки, нерешительно ответило...
-М-м-м... Да-вай-те - с ванилью. Да, с ванилью!- уже уверенно подтвердило девочко.
Через некоторое время неземное существо упорхнуло на Ауди, оставив после себя лишь сладостное воспоминание и тонкий аромат дорогих духов.
На этом история могла бы и закончиться, но, как я говорил выше, такие женщины не могут жить автономно, они украшение жизни мужчины. Далеко не бедного мужчины... На следующий день, в субботу, Вася, как и всегда, был в монтажке, решая незамысловатые "резиновые проблемы" своих клиентов, когда над припаркованными "Калиной" и "пятнашкой" вдруг навис хищный силуэт черного БМВ Х6. Водительская дверь глухо и тихо ухнула. В сторону монтажки двинулась фигура водителя. Плотная, слегка нависающая, фигура под метр-девяность и весом за "сотню", бритая голова, глубоко и широко посаженные глаза под выступающим надбровным валиком, сломанный когда - то нос - все выдавало в нем человека, волевого и не обремененного условностями морали. Короче, водитель был из братков...
-Кто здесь главный? - спросил он не очень громко, но так, что присутствующие примолкли.
- Я,- нерешительный от тона заданного вопроса после паузы отозвался Вася.
- Это ты вчера колеса накачивал воздухом с запахом ванили? - продолжал наезжать "браток".
Вася понял, что вчера с шутками он перегнул и сегодня, похоже, настал день расплаты за вчерашние вольности в отношении "неземного существа".
- Да...Я... , - выдавил из себя Вася.
"Браток" не спуская тяжелого взгляда с Васи левой рукой слегка отодвинул полу дорогой кожаной куртки и не торопясь нырнул правой рукой под куртку туда, где обычно располагается оператиная кобура для пистолета. Зрачки Васиных глаз расширились, присутствующие клиенты посерели лицами и поежились...
Лицо братка побагровело. Рука достала из-под куртки толстый "лопатник". Братка просто душил смех. Он достал из "лопатника" трясущейся от смеха рукой пятитысячную купюру и, вытирая слезы, в слепую протянул ее Васе.
-%;»!!!, спасибо, аааа-ххххххххххх! Я давно так не ржал. Когда мне жена сегодня рассказала каким воздухом ты ей накачал колеса..аааа-ххххххххххх!!!!. Его опять, в который раз за сегодня, "накрыло" неуемным беззвучным смехом, переходящим в хрип... Вася стоял возле согнутой пополам фигуры братка. Купюра, зажатая в вытянутой Васиной руке, мелко дрожала...
_________________
Антимазай

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 11 мес. назад #20182

  • shargayov72
  • shargayov72 аватар
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 2271
  • Репутация: 27
  • Спасибо получено: 0
Вот умеешь,Александр красиво изложить.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 11 мес. назад #20183

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Спасибо, Саша!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 11 мес. назад #20185

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Молодец Саша, тебя можно заслушаться :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 9 мес. назад #21731

  • Егор
  • Егор аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 643
  • Репутация: 14
  • Спасибо получено: 1
Об этой охоте я мечтал давно. Думаю, что для каждого охотника охота на медведя – это нечто особенное, стоящее в стороне от привычных охот, которым мы посвящаем свои выходные и отпуска. Медведь – зверь серьёзный и подходить к охоте на него надо ответственно.

Собираясь воплотить в жизнь свою охотничью мечту, мною было проработано множество материалов о топтыгине и об охоте на него, прочитано немало тематического материала и в Интернете, и в печатных изданиях. Таким образом, теоретически по охоте на бурого хищника я подготовился основательно, и с нетерпением ждал сезона, чтобы проверить свои знания на практике.

Для своей первой охоты на медведя мною была выбрана Камчатка. Почему именно Камчатка?

Да потому что, на этом прекраснейшем клочке Земли, почти не тронутом цивилизацией, водятся одни из самых крупных подвидов бурого медведя, да и увидеть «самый край Земли» мне хотелось очень давно.

Много было «стонов» от организаторов - чего едешь осенью, охота в это время непредсказуема, сложна, зверя искать нужно, можно вообще без трофея остаться, давай весной, там трофей выбрать можно. Но меня это как раз и устраивало, ведь не в магазин же я собрался, а на ОХОТУ! И чем сложнее и экстремальнее она будет –тем интересней, красивее и «дороже» будет добытый трофей.

Итак, первого октября, спустя девять часов утомительного перелета, лайнер с бортовым именем Валерий Чкалов, произвел посадку на летном поле аэропорта Петропавловск-Камчатский. С этого началась моя охота на Камчатского бурого медведя

Часть первая – «с адреналином»

Охота была конно-пешая. От поселка Эссо, был день ходу на юго-запад на лошадях, в верховья реки Быстрой в местность под названием «Кадар». Это был первый этап охоты, в течение которого были длительные конные переходы через перевалы у подножия вулкана Ичинская Сопка
Год тот на шишку кедрового стланика был беден, рыба почти отошла, и поиск медведей был осложнен. Расчет велся на то, что бы найти проходного зверя.

Семь долгих дней мы провели в постоянных поисках бурых хищников, и наконец, удача нам улыбнулась. Осматривая в бинокли очередной склон, мы заметили медведя. Зверь не мог похвастаться гигантскими размерами, но какое это имеет значение, ведь этой был настоящий, взрослый камчатский медведь и я мог его добыть! Без промедления, пользуясь рельефом местности, мы начали скрадывать косолапого.
Подобраться нам удалось к нему на 170м метров. Уняв волнение, я хорошенько прицелился, выстрелил… …и промахнулся! Быстро перезарядившись, я выстрелил снова. На этот раз попал. Зверь упал, крутит лапами, самого его в тундряке не видно, только лапы «матыляются» сверху (как выяснилось позже пуля попала в остяной отросток позвоночника). Спешно стреляю и опять промахиваюсь. Медведь медленно поднимается и прыжками уходит через ручей влево от меня. Опять стреляю … Промах, и патроны в магазине кончились! И тут, он поднимает нос, водит им 2-3 секунды, занюхал обидчиков и пошёл, пошёл в нашу сторону!!!

Становлюсь на колено, начинаю забивать магазин, а зверь всё ближе и ближе, несётся на нас мохнатой глыбой.

- " Быстрее, у меня патроны только дробовые"- слышу за спиной голос своего проводника, (забегая в перед скажу, что я ему в этот момент поверил, потому как он постоянно имел в стволах своего Иж 58 дробь №2 для куропаток, которых он на протяжении недели постоянно стреляя на котел. )

Автоматически прицел ставлю на минимум, не вставая с колена стреляю - пуля попадает в грудь косолапого, но тот, кувыркнувшись через голову, вскакивает на ноги и снова бежит на нас. До него уже не более тридцати метров… У меня предпоследний патрон в магазине.. Выцеливаю в голову… Тресть! Попал!.. …..завалился, лапу в пасть, сам на спине, задними лапами мелет, стреляю ещё - аж пар с него пошел, ………… всё, затих.

Не взирая на морозец, по лицу текут струйки пота! И это за 30 секунд «работы», спина мокрая.

Егерь подходит, тянет мне руку- Поздравляю!!! Переламывает свою двустволку и достает из стволов два «жакана». Говорит,-"..я хотел, чтобы ты сам всё сделал и адреналину съел достаточно, но я был готов положить его дуплетом, так что все было под контролем". Ни фигасе шуточки!!! Потом было умиление, перекур под нервное дрожание рук. Фотографирование и … разочарование о раздробленном черепе, который и есть часть трофея, ну и с фляжки на Кровях!!!!

Это был ПЕРВЫЙ добытый мною медведь!!! Небольшой, но, на мой взгляд, очень красивый.

Часть 2 Трофейная

Как я уже рассказал в первой части своей истории, большая часть нашей охоты была конно-пешей, с длинными переходами, ночлегами в горах в одной маленькой палатке на троих, в конце с недостатком продуктов и сахара для «чаёвки», которую так любят устраивать местные жители. Итогом семидневных поисков зверя стал небольшой мишка, добытый по иронии судьбы, всего в километре от базового лагеря, почти в сумерках, при изложенных выше обстоятельствах.

На следующий день после добычи медведя, был отдых в лагере, рыбная ловля, икра-пятиминутка, подготовка к сворачиванию лагеря...
Утром наступившего дня, я , охотник-проводник, он же егерь Андрей и проводник-каюр коряк с русским именем Саша, опять оседлали коней и направились в поселок Эссо, предполагая попутно поиск и охоту. К ночи мы добрались до поселка, так ничего по дороге не встретивши, кроме нескольких каменных глухарей и тех же полярных куропаток.

До отъезда домой у меня оставалось еще четыре дня в запасе, и я считал и верил, что не всё еще потеряно, и возможно мне удастся ещё заполевать матерого зверя.

По прибытии в поселок, был обстоятельный разговор с хозяином (он же руководитель и владелец угодий) на предмет организации охоты. Его оправдания в том, что егеря плохо произвели разведку перед моим приездом, были мною восприняты без особых эмоций. Но мои аргументы в том, что добытый небольшой медведь не является трофейным зверем за которым я специально приехал на край земли, и по камчатским меркам этот «малыш» был единственным увиденным за неделю медведем, и его отстрел, был как крайняя необходимость в сложившихся условиях, дабы вообще не остаться ни с чем, были восприняты организатором охоты правильно.

Короче говоря, на утро следующего дня, была снаряжена новая команда профессиональных охотников-егерей в главе с Олегом, который на данное время знал, где реально есть концентрация медведя, и мы в количестве четырех человек включая водителя вездехода, ушли уже в абсолютно другое место в верховья реки Тихая, на северо-запад от Эссо.
За день перехода на вездеходе в непосредственной близости от предполагаемого места охот, уже вечером, я действительно убедился, что мы на правильном пути – за час времени мы встретили мамку с двумя малышами, и не крупного мишака, спокойно бредущего по тундре в окрестностях многочисленный ручьев, которые и есть нерестилища в верховье реки Тихая.

Переночевав в кунге вездехода, утром мы начали медленный переход между сопками и «биноклеванием» скальных распадков и тундры.
И вот она удача! Около 12-00, далеко, около 1,5 км может, больше, замечаем хорошего медведя, на примерно 1/3 сопки, на открытой от кедрача полянке. Было принято решение понаблюдать, куда он будет двигаться, чтобы скорректировать свои действия.
Косолапый не заставил себя долго ждать и вальяжно побрел вниз, где у подножья сопки были густые заросли стланика и рядом густой березовый лесок.

Поскольку медведь был прямо по курсу перед нами, а ветер дул слева на право, было принято решение сделать обход своеобразной подковой, что бы зайти из-под ветра. Пока мы загибали «подкову», а напомню, что до зверя было километра полтора, мы потеряли Мишу с виду, но предполагали, что либо он в кедраче, либо зашел в березняк.
И поскольку ночью выпал свежий снежок, мы предполагали, что если медведь не попадется нам на глаза, есть неплохой шанс его вытропить на склоне или в лесочке неподалёку. Так как дело шло к обеду, было ярко, солнечно, думалось о том, что он (медведь) где-то будет моститься на лежку.

Проводники впереди, я чуть отстаю (сказывается физическая форма). Идти по тундре оказалось не так уж просто. Это издалека она кажется ровной, на самом деле - кочка на кочке.

Смотрю, проводники мои присели, что-то смотрят, поднялись, еще прошли тихонько метров 50-70, опять присели, показывают мне пальцем на губах – тсццц!!! Тихо, подходи к нам!

Подхожу, приседаю, показывают в березняке темное пятно. Я в прицел вгляделся– точно он, что-то копает в земле, до него метров 300, гущак, видно плохо. Говорят, -«..теперь сам иди, как только будешь уверен, что можешь надежно стрелять – стреляй и не пытайся подойти ближе. И опять, наверное уже раз в пятнадцатый предупредили, чтобы независимо от того упадет зверь с первого выстрела или нет, выпускать в него всю обойму, потому как местность такая, что добирать подранка в стланике возможности (и особенно желания)- нет!

Крадусь инстинктивно пригнувшись. Присел, посмотрел в прицел - нет, плохо видно. Ещё подхожу, нет - не пойдет, густо. Наметил себе маленькую одинокую березку, думаю – вот оттуда будет хороший обзор, можно будет стрелять! Практически подползаю к ней, присел, отлично медведя видно. Прицел на кратность 5, с колена примерился, поднял голову, посмотрел на егеря, тот кивает- Давай! Даю!

После первого же выстрела, зверь сразу грузно осел на все четыре лапы. Немедля посылаю в него оставшихся три пули - медведь даже не шелохнулся! Егеря подходят, поздравляют. Говорят, ты его с первого выстрела положил. Я то и сам это видел, но добавил, как наставляли мои проводники.

Потихоньку начинаем подходить, егеря впереди, я чуть сбоку, метров за 40 до него, «…СТОП! Похоже не дошел. А ну добавь.» Стреляю еще раз, все – обмяк.

Когда свежевали зверя, выяснилось, куда попали мои пули. Первые выстрелы – область лопатки, сердце, легкие, всё навылет. Последняя - в основание шеи, сломав позвоночник, застряла в нем. Сходил, собрал гильзы, промерил, какое расстояние было до медведя. Оказалось 86 метров.

Медведь оказался достойным трофеем, и с очень красивой однотонной темной шкурой, что, по словам местных, не часто встречается.

Вот так завершилась моя первая в жизни охота на медведя, на Краю Земли, на Камчатке.

Конечно, все эмоции невозможно передать в этом коротком рассказе, но поверьте, их было чрезмерно, и это со мною теперь на всю жизнь.

Василий Иванович Бердичевский 22 марта 2016 в 00:00

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 8 мес. назад #22334

  • antimazai
  • antimazai аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 824
  • Репутация: 25
  • Спасибо получено: 0
Нарыл в сети. Не про охоту, но интересно и забавно.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СКАЗКА ПРО МЕДВЕДЯ



Старый медведь помер. Оставшийся хозяином в лесу медвежонок, был еще мал и поэтому многие звери почувствовали вольницу. Хряк, козел и плескавшиеся в речке шпроты, в полный голос перемывали покойному кости не забывая о наследнике. Из соседнего леса задумчиво щурился полосатый тигр- в отличие от остальных он хорошо помнил старую заварушку со стаей волков, в которой ему повезло оказаться с медведем на одной стороне и посмотреть косолапого в деле. И он понимал, что не просто так, теперешний волк старается не портить с медведем отношения. С другой стороны медвежонок еще маловат, а лес у него велик, ой велик.
Поэтому козлу, хряку и шпротам он на всякий случай дружелюбно пообещал свое покровительство, в обмен на травлю медвежонка- нехай сидит в берлоге и не высовывается. Те, поняв это по своему обнаглели в конец и подняли в лесу такой визг, о задавленных и сьеденных медведем собратьях и порченной малине, что уши закладывало иногда даже у тигра. Плюс не особо успешная возня медвежонка с горным шакалом, в которой тот победил еле еле и то по очкам, добавляло крикунам храбрости. И если хряк, по причине природной лени повизгивал только за компанию, а шпроты булькали меж собой и из под воды их особо слышно не было, то козел, в силу горячего темперамента, возбужденно тряс рогами и во всеуслышание грозился медведя забодать.
Гром грянул неожиданно- если раньше козел просто бродил вокруг берлоги и воинственно блеял, на что медвежонок только недовольно ворчал, то теперь он решил привести к порядку живущего возле берлоги бурундука, который давно мозолил ему глаза. Бурундук вроде как, по старой памяти, дружил с медвежонком, но того давно не было видно, тем более, что тигр одобрительно подмигивал из соседнего леса...
Но, на этот раз все пошло не по плану- неожиданно для всех из берлоги высунулась лапа и двинула козлу так, что он, громко блея, пролетел через весь лес. Потом из берлоги вылез медвежонок, за это время вымахавший почти с папашу, и пошел искать, куда улетел козел. И, судя по выражению морды, совсем не за тем, что бы извиниться.
Всем резко поплохело: козел метался по лесу со скрученными в косичку рогами и требовал, что бы лесное сообщество спасло его от агрессивного медведя. Разбуженный хряк озабоченно повизгивал, не столько из солидарности, сколько от нехорошего ощущения, что следующим на очереди может быть он. Шпроты заметались, из за чего речка практически кипела- старый медведь любил порыбачить и если молодой пошел в папашу...
Тигр, которому в основном, адресовались козлиные жалобы, сидел в филосовских раздумьях: с одной стороны хоть и козел, но союзник, с другой- когти у медведя длинные и зубы огого, хоть и меньше чем у папаши. Вон волк, опосля медвежьих когтей, совсем зарекся на чужие поляны зариться, хотя дело казалось выигрышное и поначалу удалось медведя ажно до берлоги загнать.
Сам волк, хоть и не показывал виду, но все же про себя ухмылялся. Он, в отличие от остальных, отношения с медведем держал хоть и не дружеские, но ровные, в чужой огород не лазил и получить промеж ушей не рисковал.
Еще не рисковал огрести петух- в силу того, что просто не мого поклевать много из-за размеров. Поэтому сейчас он носился над взбудораженным лесом и пытался мирить всех подряд. Правда получалась это неважно- козел был слишком напуган, а медведю так все осточертело, что он гонял козла не отвлекаясь на петушиные вопли откуда-то сверху.
За ними на почтительном расстоянии бегал хряк и возбужденно повизгивал- ему давно намекали, что молодой медведь может попросить назад ту дубовую рощу на берегу, которую старый дал ему попользоваться просто потому, что желудей не ел. Но в той же роще находилось любимое медвежье место для рыбалки, с котого хряк медвежонка выживал чисто из вредности. Теперь ему могли припомнить старые грешки и рощу отобрать совсем. И, судя по ситуации с козлом, на тигра надежды было мало.
Шпроты просто паниковали: с одной стороны, в речке они были большинством, с другой стороны, речка разделяла два леса и вслучае чего, вся движуха шла по их головам, в не зависимости от их желания. Причем даже самые невменяемые шпроты понимали, что для любого берегового жителя они просто легкая закуска, а кто будет прислушиваться к мнению закуски.
Те временем енот, которому козел тоже попортил немало крови, из солидарности с бурундуком, да и пользуясь, чесно говоря удобным моментом, лихо затер козлиные метки на ведушей к его логову тропе. С одной стороны это оправдывалось скотским поведением козла, с другой- даже ежу было понятно, что козлу сейчас ну очень сильно не до него. Тем более он тоже дружил с молодым медведем и тот его поведение молчаливо одобрял, что изрядно добавляло еноту смелости: тигр он далеко, а медведь- под боком, и в случае чего, ему только, как вот сейчас, лапу протянуть.
В кустах тихо радовался заяц- несмотря на недовольное повизгивание других зверей и предложение тигра нагадить медведю на порог он продалжал держать нейтралитет и, как показал пример козла, не зря. Теперь он мог спокойно пожевывать травку- перспектива разборок с разьяренным медведем, в отличии от всяких козлов и хряков, ему не светила. И это было, черт возьми, прекрасно.
Медведь пребывал в благодушном настроении. Тому было две причины. Во первых он выиграл у всех в снежки, во вторых, ему наконец-то пришла заказанная по почте книга. Для этого правда пришлось немало постараться (выяснилось, что адрес: "В лес. Медведю.", сбивает курьеров с толку), но прибитые на просеки указатели, и нарисованные стрелки дали результат. Почтальон даже взял за доставку деньги, хотя и пытался объяснить, что трофейные рейхсмарки уже не в ходу, но от предложения проводить, твердо отказался.
Книга называлась: "Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей" - медведь был решительно настроен поработать над собой. Однако, от чтения его сильно отвлекал шум на соседней полянке - как выяснилось мысль о самосовершенствовании пришла не ему одному. У хряка внезапно начался очередной приступ активности.
В принципе, этот процесс носил регулярный характер - периодически, в поросячью голову била очередная идея, и он начинал неистово бороться за все хорошее против всего плохого в собственной жизни.

Заканчивалось все тоже довольно одинаково - пошумев и учинив погром, хряк снова заваливался на бок, в ожидании начала новой светлой поры.

- Эй, кабан, против чего в этот раз борется?

Кабан был хряку родственник, и проживал с ним на одной территории, но имел менее мечтательный склад ума, и большую часть времени проводил упорно копая землю в поисках полезного, потому что твердо был уверен в одном: "Лучшую жизнь строить можно вечно, а жрать надо каждый день." К идеям хряка отношение у него было индифферентное, поэтому на вопрос медведя он только недоуменно мотнул головой и снова принялся ковырять грунт.

Хряк, тем временем гордо оглядывал разгромленную полянку, прислушиваясь к завывающему в голове "ветру перемен".

- Эх вот теперь-то все будет по другому... - мечтательно хрюкнул он оглядывая ободранную елку и растрепанные кусты.
- И че у тебя там будет по другому? - высунувшийся из шиповника заяц оценил масштабы разгрома и присвистнул, - А ягоду то пошто потоптал? Весна придет - че жрать то будешь?
- Да к черту цую ягоду! Главное свободно-то, вольно то как стало! Я теперь все могу! Никого не боюсь! Кто только не по нраву, того сразу "Гэть"!
- И с какого это пререпугу ты так осмелел?
- А ты знаешь, что волк теперь свинину не ест? Он сам мне сказал. И тигр тоже не ест - говорит: "Жирная она, диета у меня". Даже дружить предлагали. Вот документ, если не веришь. "Ассоциацию" предлагают - не хухры-мухры. Кто теперь посмеет на меня, если я в ентой самой "ассоциации"?
- А нука дай гляну. - заяц принялся внимательно изучать гордо протянутый хряком листок.
- От так-то, косой. Тебе, небось, они ассоциаций не предлагали? Только мне!
- Ты енто вообще читал?
- А зачем? Сам факт того, что они меня достойным считают...
- Зря. Это вообще - то страница из кулинарной книги. Рецепт свинины под соусом... Они просто сверху карандашом написали "соглашение об ассоциации", а внизу приписали: "... и казан с крышкой".
- Ты просто завидуешь!
- Ага. Прям обзавидовался весь. Еще, кстати, неясно, как к этому медведь отнесется - ты ему за дрова уже два мешка орехов "торчишь". Если они тебя "ассоциируют" - кто отдавать будет? Да и кабан вряд-ли с энтузиазмом отнесется к перспективе с тобой в одном казане оказаться.
- Кабан? Да кто его спрашивает. У нас тут мозг - я. А он так - роется себе и роется. Скотина - че с него возьмешь? Что же касается медведя - то я его тоже не боюсь!
- Да ты чо? А он об этом в курсе?
- Не веришь? - хряк обвел налитыми кровью глазками поляну, - Смотри - вон его батя метки ставил. Видишь?

Он разбежался и со всего маху втемяшился в березку. Дерево слегка вздрогнуло. Помотав головой, хряк попятился и снова взял разгон. От удара сверху посыпались ветки. На третий раз ему наконец таки удалось совалить березу, и он, победно улыбаясь, повернулся к зайцу.

- И чо ты этим добился? Лоб себе расшиб?
- Уничтожил следы прежнего кровавого правления! Гэть! Все старое долой! Не боюсь я медведя!
- Ну, того, который эти метки ставил, положим, уже нет. Помер он - понятно почему ты его не боишься. А сынка?
- И его не боюсь! И не должен я ему ничего. И вообще мне ничего от него не надо - пусть подавится своими дровами!
- Ага. Тебя же скоро "ассоциируют" под соусом - казан с тебя, а дрова у них, походу, свои.
- Да ты вообще что все мои решения критикуешь! Ты вообще медвежий прихвостень! Гэть отседова пока я...
- Пока что? - спокойно осведомился заяц, - Я тебе сейчас ногами, задними, по рылу пропишу - пятак до хвоста вомнется.
- Гэть. - уже менее уверенно буркнул хряк, - Не беси меня, тварь ушастая. Я сейчас опасный.
- Угу. Для самого себя в основном. Ладно, покедова, свинятина, зайду когда оклемаешься.

Заяц ускакал, хряк принялся трепать поваленую березку, расправляясь с памятью о "проклятом прошлом", а за кустами, тем временем, медведь отчаянно листал книжку, пытаясь отогнать навязчивые мысли о шашлыке.
Книга советовала не поддаваться гневу. Следовало срочно успокоится, и взять себя в руки. В этом, советовал автор, хорошо помогали всякие приятные мысли, хорошие воспоминания. Медведь покопался в голове - самым приятным воспоминанием была рыбалка. Батя нашел шикарное место - тепло, солнечно, ласточки вьются над головой... Правда он, тогда еще по дружбе его хряку презентовал... При мысли о хряке снова всплыли мысли. На этот раз о буженине. С другой стороны, хряк решил порвать с прошлым? Хряку от него ничего не надо? Долой прошлое? Губы сами растянулись в ухмылке...

- Эй, как дела с переустройством? Ассоциацию будем подписывать или как?

Тигр постарался выглядеть максимально дружелюбно, однако хряка все равно отнесло метра на два - в его голове крупные хищники все еще проходили по статье "плохие новости".

- Э-э нормально дела... С ассоциацией тут, правда вопростики возникли...
- Какие? Да не боись ты - не сьем. Вон, даже печенек принес.
- Да практически никакие... - хряк, все еще дрожа, принялся жевать печенье, глядя на тигра максимально преданным взглядом, - В основном насчет казана. Обязательно чугунный, или алюминиевый тоже пойдет?
- Неси какой есть, - волк, выглянув сбоку, сглотнул слюну, - Мы же не звери, мы понимаем твою тяжелое финансовое положение. Ты главное не волнуйся - после ассоциации тебе уже ни о чем не нужно будет волноваться...
- Это как? Это потому, что у меня всего будет много?
- Да. Много. Много петрушки, укропа, сельдерея, помидоров, перчика, сольки...
- И другой вкусной еды. - тигр аккуратно задвинул слюноточащего волка на задний план, - Ты главное аккуратно выполни все условия. И помойся. Это обязательно. Как же мы тебя немытого будем ассоциировать?
- Помыться? Это я сейчас. Это я мигом. - развернувшись, хряк почесал к речке. Через несколько мгновений оттуда донесся пронзительный визг.
- Пошли посмотрим. - тигр покосился на волка и озабоченно кивнул в сторону источника шума, - А то как бы его кто до нас не "ассоциировал".

Хряк в панике метался взад вперед обиженно вереща, а чуть дальше, на бревне, сидел медведь, с книжкой в одной руке, и здоровенной дубиной в другой. К дубине была привязана тоненькя лесочка с поплавком из пробки от портвейна "Крымский". Над медведем кружились вспугнутые воплями ласточки-береговушки.

- А ну прочь! Гэть! Кыш! Ты чо, косолапый, тут мое все! Все мое! Ты куда залез?
- Не ори - сейчас разберемся, - сделав хряку жест "заткнуться", тигр осторожно подошел поближе, - Эй, косолапый, хряк тут нервничает - говорит, что ты на его территорию залез.
- Кто залез?
- Ты залез!
- Да? А куда я залез?
- На территорию хряка!
- Какого хряка?
- Вот этого, - тигр ткнул пальцем куда-то, где, судя по визгам, находилась постадавшая сторона.
- О! Хряк! А чо с ним?

Тигр со стоном оформил себе смачный "фейспалм" - медведь виртуозно эксплуатировал свой образ медлительного тугодума, хотя все уже убедились, (кое-кто, кстати, посмертно) что при необходимости он может думать и двигаться молниеносно.

- Вот. Этот. Хряк. Говорит. Что. ТЫ! Залез. На. ЕГО! Территорию. Что ты можешь нам пояснить?
- Я? Да я ниче. Я рыбачу. Вот удочка. - медведь продемонстрировал всем дубину, - А в чем проблема?
- Проблема в том, - устало вздохнул тигр, - что это территория хряка.
- С какого перепугу?
- Потому, что он тут живет.
- Да нефига. Вот они, - медведь указал на ласточек, - тут живут. А он сюда только пожрать ходит.
- И тем не менее, на чужую территорию без приглашения лезть нельзя?
- Полосатый, ты что - совсем опух? Ты на себя сперва посмотри. Кстати, меня-то как раз приглашали.
- Кто? Ласточки?
- Ага! Как раз именно они! - медведь радостно помахал кружащим в небе птицам. - Говорят хряк совсем разбушевался - носится как оглашенный, деревья ломает, кусты топчет, может берег обрушить. А у них там гнезда между прочим. Вот они меня и попросили посидеть. Покараулить. Чтоб всем спокойнее было.
- Да что мы с ним разговариваем вообще! - осмелевший, в присутствии тигра и волка, хряк, воинственно копнул копытцем землю, и ринулся в атаку, - Гэть его!

Книга советовала чаще улыбаться. По словам автора, это располагало окружающих. Поэтому медведь улыбнулся, продемонстрировав всем частокол длинных, хотя и не очень чистых, клыков. Хряк, увидев их, затормозил так, как будто налетел на бетонную стену, а тигр с волком прыжком набрали безопасную дистанцию.

- Ты это чего? Угрожаешь?
- Не. Это новая фишка такая - "вежливость". Улыбаемся, не грубим, здороваемся со всеми. Привет, хряк...
- Да ну и плевать. И не очень то и хотелось, - не спуская глаз с "улыбки", хряк принялся сдавать назад, - Подавись. У меня скоро много всего будет, а вы будете локти кусать...
- Мы санкции наложим, - снова высунулся волк, - Прям на порог.
- И я рад вас видеть, - медведь повернулся, продемонстрировав всем троим необьятную косматую задницу, - Жаль что вы уже пошли отсюда к черту.
- Уходим, - хмуро скомандовал тигр, - На счет санкций подумаем. Надо что бы они не жидковаты были, но и не слишком твердые - правильной консистенции.

- Ты мне уже что-то толковое посоветуешь?

Хряк возбужденно бегал вокруг козла, который сидел и задумчиво жевал галстук. Галстук ему нужен был для солидности - козел уже огреб от медведя, и теперь считал себя экспертом-медвежатником с мировым именем, поэтому старался выглядеть презентабельно. Поправив рога, которые, после этого, держались на скотче и постоянно сваливались, он принялся задумчиво чертить по земле копытом.

- Ну, если учесть твою щетину, шкуру, и процент жирности, то, если ты наберешь еще пару кило, у медведя вполне может случиться изжога. А если в грязи изваляться, то и расстройство желудка. Это, знаешь-ли не хухры-мухры. Кстати, если еще и кабан подключится - там вообще... Кабан и щетинистей, и шкура потолще. Хехе - он месяц с животом мается будет.
- Ты чо? Совсем? Какая нахрен изжога?
- Сильная.
- А я? Он же что? Сожрет меня?
- Ну конечно - это же медведь. Но сам понимаешь - если столько жирного за раз сожрать...
- А если тигра подключть? Волка? Вместе на него навалиться.
- Было бы хорошо. Тогда бы он тебя сожрать не успел бы, пожалуй. Задавть - задавил бы, но сожрать бы точно не успел. - козел задумчиво почесал голову, - Только они не согласятся.
- Почему? Мы же с ними теперь друзья.
- Не друзья, а партнеры. Не путай.
- А в чем разница?
- Партнеры они как бы за тебя, но как бы вобщем. До определенного предела. У пратнерства есть четко установленные границы.
- А как определить, где эта граница?
- Легко. Где у медведя когти начинаются - там и граница.
- Тю. - хряк разочарованно хрюкнул, - А я то думал...
- Я тоже думал. - козел мрачно показал на отваливающиеся рога, - Потом мне объяснили. Тут дело ведь такое - медведя завалить можно, если толпой.
- Так чеж они?
- Дело в том, что и медведь может кого-нибудь завалить. Тварь-то здоровая.
- Ну да - может.
- И тогда остальные поделят его территорию. Чего ей пропадать-то?
- Резонно.
- Так вот. - козел тяжело вздохнул, - Все хотят делить освободившуюся территорию, но никто не хочет быть тем, кто ее освободит. Поэтому все сидят и ждут, пока кто-то с медведем не сцепится, что бы со спины навалиться и целым остаться. И все понимают, что тот, кто сунется первым - не жилец. Поэтому друг друга подзуживают, но никто с места не двигается. Так что на них надежды нет.
Но у тебя остается кабан!
- Да ну его скотнину эту! - хряк разочарованно махнул копытцем, - Только знает что в земле ковыряться, а толку от него ноль!
- Дык вы же вроде вместе жрете, что он выкапывает.
- Ага. Только за это его и терплю. В остальном - тупая безыдейная скотина полностью лишенная полета мысли. Быдло, если ты понимаешь о чем я. Ты ведь понимаешь?

Хряк удивленно огляделся по сторонам, и не обнаружил козла. Вместо него перед ним стоял кабан. И судя по виду, последний его монолог он слушал, и слушал внимательно. Хряк опасливо ткнул его в пятак, и пискнул "кыш", однако на кабана это впечатления не произвело. К тому же выяснилось, что граница партнерства проходит не только там, где начинаются медвежьи когти, но и по линии кабаньих клыков тоже - тигр с волком сидели на взгорке, и старательно делали вид, что работают над санкциями. С противоположной стороны поляны, в кустах, сидел медведь, и старательно делал вид, что его там нет... Вечерело.
- ВОТ!!! - Хряк протянул Тигру лопух, на котором было навалено с горой.
- Это че?!
- Доказательства медвежьего вмешательства в конфликт!
- Это что - медвежье го... Фекалии? - Тигр брезгливо отодвинулся.
- Ага. - Хряк, сияя от счастья закивал, - Нашел у себя. Прямое доказательство того, что он по моей территории шастает!
- Ты дурак?
- Нет! Определенные проблемы, конечно, есть, но я успешно их решаю... - Хряк постарался принять максимально умный вид.
- Ладно. - Тигр устало потер переносицу и повернулся в сторону медвежьей поляны, - Эй - медве-э-дь... Не притворяйся - я знаю, что ты подслушиваешь.
- Хто? Я? Да я просто мимо шел! - "оскорбленная невинность" в медвежьем исполнении была на удивление хорошо отрепетирована.
- Тут Хряк нам "доказательства" твоего вмешательства демонстрирует. Что на это скажешь?
- А это "санкции". Ответные. Так сказать: "От нашего стола к вашему".
- И как они к Хряку попали?
- Долетели...
- В смысле?!! Ты это что? Кидал? Лапами?
- Я че - дурной? Лопатой, конечно.
- Какой еще лопатой?
- Той же, которой я ваши "санкции" перекидываю, - Медведь достал из куста и продемонстрировал всем здоровенную грязную лопату.
- Куда перекидываешь?
- В удобрения. Я на журнал "Дача" подписался. Почтальона, конечно, жалко, но продовольственная безопасность превыше всего. Вон, зацените, яблоки какие уродились!
Мелкая живность из числа тигриных "шестерок" при упоминании яблок возмущенно загомонила. Урожай Медведь собирал в стиле "Тряси, пока все не упадет", поэтому яблоки летали по всей округе - обиженным не ушел никто.
- Ясно все с тобой... - сделав лапой знак "Ша!" гомонящей мелочи, Тигр раздраженно дернул щекой и отвернулся.
- Слуш. Это. - Волк толкнул Тигра и кивнул в направлении Медведя, - Раз такое дело, может черт с ними, с "санкциями" этими? У меня уже живот болит.
- Ни в коем случае! Санкции необходимо продолжать и углублять! - Хряк испуганно запрыгал, стараясь привлечь к себе внимание, - Он мне... Он мне... Он мне еще вот что сделал! Когтями!
Повернувшись к собравшимся задом, хряк продемонстрировал всем семь параллельных шрамов.
Тигр с компанией скептически изучили еще одно доказательство медвежьей агрессии.
- Ты пойми нас правильно... Мы все целиком и полностью на твоей стороне... Но у медведя на лапе только пять когтей...
- Тогда может... Зубов? - попытался скорректировать показания Хряк.
- А если бы он тебя зубами хватанул, ты бы сейчас показывал нам не задницу, а ее отсутствие. Откуда это?
- Грабли... Я на них сел. Нечаянно. - Хряк виновато поковырял копытцем землю, - Но принес их на мою полянку и там оставил Медведь! Точнее, его папаша. Что доказывает то, что они давно планировали против меня.
- Что планировали? - устало уточнил Тигр, которого все это уже начало утомлять.
- Планы там всякие коварные... Давно...
- Ладно. Твою позицию мы поняли. На этом предлагаю Совет Безопасности закрыть. Медведю вынести предупреждение. Слыш! Медведь! Мы тебя преду... - Тигр повернулся в сторону Медведя и осекся, - Ты там чо? Учишь Кабана ловушки ставить?
- Хто? Я? Не - я наоборот: показываю ему, что не надо делать. Потому что если ветку загнуть вот так, и вот так вот ее подпереть, а потом задеть вот эту палку, то кто-то может получить по рылу больно. Никогда так не делай. Понятно? - Кабан понимающе кивнул, и, недобро сверкнув глазами в сторону Хряка, учесал в кусты, - Так что ты там хотел?
Тигр повертел головой в поисках того, на чем можно было сорвать злость, потом несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоится.
- Тебе. Предупреждение. От. Всего. Лесного. Сообщества. Понял?
- Неа. Я на поляне только твою шайку и видел. С какого перепугу ты за всех говорить решил?
От такого Тигр аж сел. С тех пор как Лев одряхлел, а старый Медведь помер, он привык считать себя Царем Зверей. А с царями так разговаривать не положено. Была надежда, что Медведь по простоте душевной просто не понял, что сказал, но, судя по его довольной роже, ошибки никакой не было.
Взрыкнув, Тигр ощетинился и с угрожающим видом попер к Медведю, чтобы восстановить субординацию. Медведь, однако, испуганным не выглядел - снова вытащив лопату для "санкций", он несколько раз взмахнул ею, примеряясь, и встал в позу, недвусмысленно намекающую, что кто-то сейчас получит ей по роже.
Тигр озадаченно притормозил. Огрести лопатой ему не хотелось - после этого пришлось бы драться всерьез, а исход потасовки уже не выглядел таким однозначным, как несколько лет назад. Сделав вид, что он просто решил поговорить с Медведем с глазу на глаз, Тигр остановился у границы медвежьих владений.
- То есть вот как ты решил? А ведь как хорошо раньше было... Жили душа в душу. Никто никого не обижал. Теперь все изменится. Понимаешь?
- А то. - Медведь оперся на лопату и принялся вдумчиво изучать когти, - Все рано или поздно меняется. Закон природы. У тебя все?
- Я тебя предупредил.
- А я, если тебя или кого из твоих подпевал на своей земле поймаю - предупреждать не буду. Дам лопатой по башке и закопаю: места много - хватит всем. Понял, киса?
Фамильярно похлопав Тигра по голове, Медведь махнул остальным лапой, вскинул лопату на плечо и, фальшиво насвистывая "Марсельезу", удалился.
- Это че щас было?
Волк, наблюдавший за этим с округлившимися глазами, вопросительно покосился на Тигра.
- Я сам не понял... Но Медведь явно обнаглел.
- Ай-яй, - Волк нервно почесался, - Это мне не нравится. Ты не забыл, надеюсь, что он под тупого только косит? Потому что я-то хрен забуду.
- Не забыл. Поэтому надо срочно разузнать, что он задумал, и как это нам аукнется. И это... Как я со стороны выглядел? Не было похоже, что я испугался?
- Ну, если честно...
- А остальные заметили?
- Не знаю.
- Ладно. Черт с ним. Задеру кого-нибудь, и у всех дурные мысли вмиг пропадут. Мне вот верблюд давно не нравится.
- Верблюд? - Волк задумался, - Верблюд - это хорошо. Верблюда может надолго хватить. Только его догнать сложно. Он в песках, а там за ним гоняться - так себе удовольствие. Ну ты в курсе.
- В курсе. - согласно кивнул Тигр, - Я шакалов подпишу. Пусть они его загонят, а я добъю. А пока гоняют - займемся Медведем. Он меня начал нервировать.
Волк, Петух и Хряк сидели по одну сторону поляны, Медведь с Кабаном по другую. Заяц, на чьей территории происходила встреча, долгое время был в стороне от лесной политики, подвергаясь негласной обструкции за дружбу с Медведем, и теперь вовсю наслаждался своей причастностью к столь важным делам.
Тигр, проходя мимо, удивленно уставился на эту движуху, потом когтем поманил к себе Волка.
- Это вы что тут затеяли. И почему без моего согласия?
- Это мы так... - Волк виновато потупился, - "Свинские соглашения" обсуждаем.

- Какие-какие соглашения?
- "Свинские". Между Хряком и Кабаном. После того, как Медведь вмешался, Хряк худеть начал. Ассоциация под вопросом. Надо было их как-то развести, тем более что Кабан его неплохо так на клыки поднял. Ну мы и решили, типа, переговоры начать, чтобы Хряк успел раны зализать и от шока оправиться.
- А почему на заячей поляне? И такой толпой?
- Кабан нам не доверяет, сказал, что без Медведя не пойдет. Хряк Медведя боится, пришлось мне с ним идти. Петух у нас еще с тех пор как Козлу по рогам настучали себя офигенным миротворцем возомнил, тоже решил поучаствовать, а Заяц - он вроде как по соседству со всеми и как бы во всем этом не замешан, так что пришлось брать его в посредники.
- И как результат?
- Хреново. Мы-то думали, это все так - поболтают и забудут, но Заяц, падла, все записал, а Медведь теперь требует, чтобы Хряк свою часть договора выполнил. А она там того - неудобная...
- Эх... - Тигр торжествующе ухмыльнулся, - Не умеете вы еще договоры составлять. Вот смотри, как я делаю:
Шакалов на верблюда натравил? Натравил. Они всю грязную работу сделают? Сделают. А я им ничегошеньки не должен. Так просто - прикрыл глаза кой на че.
- Ты с этим поаккуратнее... - голос Медведя над ухом, заставил Тигра подпрыгнуть, - А то прикрыл глаза раз, прикрыл два и проморгал все.
- Ты о чем? - Тигр лихорадочно прикидывал, какую часть разговора Медведь успел услышать, - Вероятно, ты опять меня не так понял.
- Вероятно. - согласно кивнул Медведь, - Но в одном я с тобой согласен: Шакалы вкрай оборзели. Надо че-то с этим сделать. А то они его сожрут и на наши каши коситься станут.
- Имено-именно! - Тигр с Волком радостно закивали, - Надо сделать. Мы вот лично уже предпринимаем решительные шаги в данном направлении.

Тигр прошелся туда-сюда, иллюстрируя, насколько его шаги "решительны", а Волк как сумел показал направление. Медведь скептически посмотрел на эту пантомиму.

- И правда "решительно". Только пока без толку, как я слышал.
- Ну, косолапый, ты всегда был крайне нетерпелив. Всегда хочешь все и сразу. - Тигр ухмыльнулся лукавой кошачьей ухмылкой, - Барханы всегда были очень сложным регионом. Не можем же мы просто прийти и начать бить всех Шакалов подряд?
Кроме Черных Шакалов, которые гады, чмо и беспредельщики, там есть еще серые шакалы, желтые шакалы, и даже почти белые шакалы, которые просто действуют согласно своим инстинктам. Не можем же мы их за это винить? Понимаешь?
- Ага. - согласно кивнул Медведь, - Теперь понимаю. Ладно - мне пора: надо следить, чтобы Хряк свою часть договора буква в букву выполнил.
- Как-то он все это легко воспринял... - Волк озадаченно посмотрел на удаляющегося Медведя, - Не нравится мне это все.
- Ты параноик... - Тигр небрежно отмахнулся, - У Медведя сейчас проблем с Хряком хватает.
- И все-таки. Он в последнее время стал неприятно сообразителен. И я удивлен, что ты так пренебрежительно к этому относишься. Если он в папашу пошел, нам всем придется
туго.
- Это уже мои проблемы. Кстати, ты узнал, с чего он так осмелел?
- Неа. Хотя меня тревожит, как он снюхался с Пандой.
- А что там с Пандой не так?

Панда обитал в бамбуковой роще на другом краю леса и слыл знатным мастером. Конечно, с одной стороны, качество его изделий сильно зависело от настроения и могло колебаться от шедевра до откровенной халтуры, рассыпающейся прямо в руках; с другой стороны, цену на них он держал гуманную и с удовольствием давал в долг постоянным покупателям.
Тигр, не любивший себе ни в чем отказывать, уже солидно ему задолжал, но был уверен, что Панда не посмеет ему ничего за это предъявить. Пока...
Медведь резко менял расклады - Тигр прекрасно помнил, как более мелкая Красная Панда при поддержке старого Медведя заставила его убраться, поджав хвост.
Медведь плюс большой Панда были еще более неприятной комбинацией.

- И что там у них? Серьезно все?
- Понятия не имею. - Волк нервно почесался, - Но Медведь к нему уже тропу натаптывает - дрова таскать. Меня это беспокоит.
- Че так?
- Ну, у меня с дровами плохо, с другой стороны, Медведю кроме как нам их все равно девать было особо некуда. И поэтому мы могли с ним торговаться. Плюс когда дрова тащат, там щепочка, тут веточка - всякой мелочи погреться.
А теперь он все, что мы не купим, Панде запродаст. У того мастерские - он возьмет и еще попросит. Про мелочь и говорить нечего - она на Медведя вякала, а теперь без дров коматозиться всю зиму. Эдак мы с тобой всех союзников порастеряем.
- Плохо, но терпимо. От мелочи все равно кроме визгу толку нет. А ты зверь сильный - справишься.
- Не факт. - Волк хмуро глянул в сторону своих владений, - Как за барханами Шакалы разгулялись - с твоей, кстати, подачи - зверье оттуда ко мне ломанулось. А у меня деляночка не резиновая. На всех может и не хватить.
- И что ты предлагаешь? Мне этим заниматься? Твоя территория - ты вопрос и решай. Только не как твой предок, а то знаем мы вашу натуру волчью.
- Мой. Фатер. Биль. Нихт. Прав. - отчеканил Волк с внезапно опустевшими глазами, - Я. Нихт. Так. Делать.
- Херассе. - Тигр удивленно посмотрел на него, - Вот это понимаю - выдрессировали. Ладно - сам как нибудь. Мне надо за Медведя думать. А то и правду может в папашу уродился - этого мне еще не хватало.





Тигр, нервно подергивая хвостом, расхаживал взад и вперед по пригорку. Остальные сидели внизу и готовились внимать.
- Итак. Мы все согласны, что поведение Медведя неприемлемо. Надо немедленно и жестко объяснить ему, кто здесь диктует... Правила. Здесь. Кто... Да что там за шум?
Со стороны барханов действительно доносились звуки ударов тяжелого по тупому, сопровождаемые истошными визгами.

- Похоже кого-то п^%.., принуждают к миру. - отрапортовал Волк и снова навострил уши, - И сильно п^%.., принуждают...
- Без моего дозволения? - Тигр удивленно вскинул бровь, - Да не... Кто бы осмелился..?

Внезапно замолчав, он быстро обернулся в сторону медвежьей чащи, потом в сторону барханов, и вопросительно уставился на остальных.

- Медведь. - Петух, взлетел на дерево и попытался оттуда что-то разглядеть, - Точно он. Больше некому.
- А ну-ка - метнись. Проверь.

Петух сорвался с ветки и полетел на шум, но довольно быстро вернулся. Вид у него был пощипанный.

- Ты чего?
- Лучше сами посмотрите.
- А ты чего?
- Там эти долбанные вороны вьются. Я с этими грязными мошенниками не хочу связываться. Не то что бы боюсь... Брезгую.
- Ага. Конечно.

Тигр недовольно оскалился. Сам-то он делал ставку на хищников. Конечно, все эти ястребы и соколы обходились ему недешево, но престиж дороже.
Медведь же привечал у себя менее понтовых, но более всеядных и плодовитых врановых. Кроме того, ему нравилось, как эти птицы всех бесили.
Во-первых, ворОны. Петух не зря охарактеризовал их как мошенников, ибо они были чертовски сообразительны, наглы и вороваты. А еще оборудованы такими здоровенными клювами, что хищные птицы, заметив идущую на перехват ворону, на всякий случай делали вид, что забыли запереть гнездо, и разворачивались.
Во-вторых, галки - более мелкие родственники ворон, живущие под девизом: "Дайте нам точку опоры и мы перевернем все!" - которые, несмотря на более скромные размеры, были еще более невыносимы, ибо стаей напоминали пираний с крыльями.
В-третьих сороки, благодаря своей маневренности, имевшие репутацию настоящих воздушных фехтовальщиков, а также агрессивность, ставящую в тупик даже весьма крупных противников.
Отдельным пунктом шли грачи, которые, проигрывая другим сородичам в скорости и маневренности, обладали еще более внушительными, чем у ворон, клювами, а также адским упорством, позволявшим им задолбать любую наземную цель наглухо.
Замыкали этот список вОроны, которые били один раз, но так, что добавки обычно не требовал никто, и помешанные на защите территории от непрошенных гостей.
Так что нежелание Петуха связываться с этой кодлой понимали все. Сам Тигр, решивший демонстративно поплавать возле рощицы, из которой Медведь не так давно выгнал Хряка за свинское поведение, был нагло атакован сорокой и свалил от греха подальше, ибо черт ее знает, что у нее на уме.
И наличие их возле барханов было дурным знаком. Огромными скачками пролетев поллеса, Тигр взлетел на пригорок и застыл. Запыхавшиеся волк догнал его и хотел что-то спросить, но, взглянув на его морду, забыл, что именно - морда у того выражала одновременно гнев, панику и недоумение.

- ЧТО ТУТ ТВОРИТСЯ-ТО, А? КОГДА Ж ВСЕ СТРАХ-ТО УСПЕЛИ ПОТЕРЯТЬ?
- Ты успокойся. У тебя вон глаз дергается.
- УСПОКОЙСЯ!!? КАК!!? ТЫ ПОСМОТРИ, ЧТО ОН..! КОГО ОН..! БЕЗ МОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ!!!

Посреди водной глади покачивался военно-морской плот медведя. Часть бревен, что потемнее, остались от папаши, часть, которые посветлее, он вытесал сам, когда приводил его в порядок.
На плоту восседал Медведь с охапкой дубья. В небе над барханами кружила лысуха, подавая медведю сигналы.

- Ага. Поправка на ветер пятнадцать, дистанция сто пятьдесят три.

Медведь взял здоровенную дубину на манер городошной биты, и, широко размахнувшись, метнул. Дубина, просвистев в воздухе, ушла за дюну, судя по звукам, сделав кому-то больно в масштабах, близких к промышленным. Чуть правее стая воронья с задорными воплями разбирала кого-то на запчасти. Взбодрившийся от такой поддержки верблюд носился кругами и раздавал копытами шакалью налево-направо.

- Ка-са-ла-пый!!!
- Ась?

Медведь повернул было голову на тигриный вопль, но внезапно заметил стайку шакалов и, резко развернувшись, пульнул в них палкой.

- Страйк... - машинально прокомментировал волк.
- Ты че? Опух?

Тигр дернулся было с места, но Медведь небрежным жестом приказал ему стоять на месте, и Тигр, сам не зная почему, встал как вкопанный. От такой наглости у него задергался второй глаз.

- Это что еще значит?
- Ты туда не ходи. Палка башка попадет - совсем мертвый будешь.
- Угрожаешь мне, что ли?
- Забочусь. Палки у меня большие. Тяжелые. Подвернешься под руку - полмясорубки как автогеном срежет. Возись с тобой потом.
- Ты какого лешего вообще тут делаешь?
- Меня верблюд позвал. Ты же знаешь - я зверь вежливый. Без приглашения в гости не хожу.
- И клювожоров твоих он пригласил?
- Само собой. Вон видишь карагач на берегу и там чуть дальше? Мы с ним договорились, что мои птички на них себе насест устроят. Авиабазу, так сказать. Все чин по чину. А мы, со своей стороны, поможем уж чем сможем.
- А у меня разрешения спросить? Забыл что ли, что такие вещи надо со мной согласовывать?
- Забыл. Или забил. Сейчас уже точно не помню... - Медведь равнодушно пожал плечами, отслеживая перемещение еще одной стаи, - А вот и "пулеметное гнездо", оно же "баба в окошке".
Шакалы бросились в рассыпную, от летящей в них дубины, один попытался уйти бережком, но напоролся на лежащих в засаде крокодилов. Тигр проследил, как две рептилии расправились с жертвой, и перевел взгляд обратно на Медведя.

- И эти тут?
- Все тут. - откидав боезапас Медведь бодро греб за новой партией, - Присоединяйся. Сам же говорил, что шакалов давить надо.
- Черных. Я сказал, что можно давить только черных. Ни в коем случае ни серых, коричневых или, не дай боже, белых.
- Во-первых, ты расист. Во-вторых, я так и делаю.
- Ты что? - Тигр удивленно оглянулся на результаты медвежьей работы, - Косой? Дальтоник?
- Во-первых, я по городкам кому угодно сто очков форы дам. И палки у меня струганые. Калиброванные. Во-вторых - я им русским языком сказал: кто на Верблюда нападает - тот черный. Остальные могут быть свободны.

Тигр открыл рот и так и остался сидеть, переваривая медвежью логику.

- Он хочет сказать, что недоволен тем, что ты всех подряд фигачишь. - Волк поняв, что его приятель выглядит глупо, постарался его поддержать, - Это не по правилам.
- Ну передай ему, когда отлипнет, что мне глубоко плевать, что он хочет, и чем он там недоволен. Кто он тут такой, чтобы правила устанавливать? Царь зверей, что ли?
- Ну вообще-то...
- Хотя, какая

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 3 года 2 мес. назад #25467

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Для тех кто любит почитать. Статейка 1980 г, описывается роль собачек, человека, природы.B)

Илья, дай две красных, — попросил я Могилевского, надеясь, что туман стоит невысоко и свет будет виден на расстоянии.

Красные ракеты с шипением исчезли в тумане. Мы подождали. Тишина. Дали выстрел вверх из карабина, и снова в ответ ни звука. Прошли немного вперед. И еще выстрелили… Единственным выходом было ждать, пока рассеется туман.

Часа через два туман начал исчезать. Когда растаяли его последние клочки, в пятистах метрах показалась палатка. Мы радостно впряглись в волокушу и двинулись к ней. Но по мере того, как приближались к темнеющему пятну, становилось ясно, что это не палатка, а тень от тороса.

Выбрав самое высокое место среди нагромождений льда, мы поискали глазами антенны нашей дрейфующей станции. Но напрасно вглядывались в горизонт — во всей округе не было ни одного ориентира. Казалось, нас окружал совершенно незнакомый ландшафт.

Несколько раз нам чудилось, будто видим не только палатку, но и накачанную резиновую лодку рядом с ней, фигурки людей. Но стоило прибавить шаг, как вскоре выяснялось: это опять тени от нагромождений льда.

Мы окончательно заблудились.

…В этот день накануне выезда на выносную точку, где в трех километрах от станции у небольшого разводья была устроена база для проведения подводных киносъемок, неожиданно забарахлила камера. Ученые, не дожидаясь нас, на мотосанях с грузом — аквалангами, научной аппаратурой, продуктами — вышли вперед. Спустя какое-то время камера была починена. Мы взяли у дежурного по станции разрешение на выход, сложили всю кинотехнику на легкую волокушу и, прихватив ракетницу и карабин, тронулись в путь.

Погода в этот день была прекрасной: ярко светило солнце, на небе не было ни облачка. Но когда до выносной палатки ученых оставалось не более километра, все вокруг заволокло туманом. Исчез и наш дрейфующий остров, обычно резко выделяющийся среди ослепительно белых молодых льдов своим грязно-серым цветом. Исчезло солнце, по которому можно было сориентироваться….

Я стоял на высоком торосе и всматривался в горизонт. Какой хаос был передо мною! Внешне все казалось недвижимым, застывшим, молчаливым. Но в этом беспорядочном всторошенном пространстве чувствовалась скрытая сила, способная в любую минуту привести все в движение, поглотить все чужое… Я ощущал Землю впервые такой, какой она представлена в школьных атласах. Круглой. Мне даже казалось, что горизонт скруглен по краям. Я почувствовал себя маленьким оловянным солдатиком, поставленным на огромный глобус.

— Надо было взять с собой собак, — голос Могилевского прозвучал откуда-то из глубины. Глухо. — С ними было бы проще.

Проще?! Возможно. Я представил всю свору, нашей станции: впереди Малыш, за ним Мишка, Белка, остальные… Никогда не забуду первый день встречи с собаками на СП.

…Самолет сделал круг и пошел на посадку. Сквозь блистеры пилотской кабины я видел полярные домики, мачты радиоантенн и бегущих к самолету людей. Вскоре наш Ан приземлился, точнее, «приледнился». Остановились винты, скрипнула отодвигаемая дверца, и на лед спустили лесенку.

Через маленький глазок лупы вижу ослепительно белый проем да мелькающий абтюратор 1 моей камеры. Еще секунда, и покажется голова одного из полярников в меховой шапке, с изморозью на усах и бороде. Улыбаясь, он скажет: «С при-ез-дом!» — и у меня на пленке останется волнующий момент первой встречи с полярниками дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс-23».

1 Абтюратор — зеркальный сегмент, расположенный в камере за объективом.

Но через объектив вижу черную лохматую собачью голову, затем еще одну — белую… Слышу радостное повизгивание, и, наконец, один из ворвавшихся в самолет лизнул сначала меня, потом объектив, и я выключил камеру. Передо мною неистово прыгали и визжали от радости два пса — один черный как ночь, другой белый как снег. Позже я узнал их клички: черного звали Мишкой, белого — Белкой.

Это зрелище поразило меня. Я никогда не видел, чтобы собаки с такой страстью встречали самолеты и так ловко влезали в них по трехметровой лесенке, по которой и человеку-то взбираться неудобно.

Я спустился на лед, и меня окружило еще несколько псов самых разных мастей. «Зачем они здесь? Столько? — подумал я. — Ведь на СП давно не ездят на собаках. Зачем держать такую свору? Кормить? Лишние заботы».

Но скоро мое отношение к здешним собакам резко изменилось…

Надо было как-то определиться и вернуться на станцию. У Ильи с часами на ремешке был ручной компас, но пользоваться им было бесполезно. В высоких широтах магнитные компасы дают большие погрешности.

Когда мы выходили с СП, знали, что станция по отношению к выносной палатке находится на юго-востоке. Но где она сейчас? За день наш айсберг несколько раз меняет направление дрейфа. Тут и солнце не поможет определиться. По отношению к нему ледовый остров тоже меняет направление. Прошло уже шесть часов, как мы вышли с СП. По нашим предположениям, отклонились от выносной точки куда-то к западу и за это время удалились от нее километров на шесть-семь. И, если допустить, что дрейфующий остров в этот день менял направление незначительно, станция по отношению к нам должна находиться где-то на юге. Но как поточнее это определить? Компас мог только ввести в заблуждение.

Я вспомнил старый способ определения направления на юг, которому нас учили в школе: по солнцу и стрелкам часов. Сверили полученное показание с компасом — расхождение было большим.

Мы почему-то отдали предпочтение данным, полученным школьным способом. Взяв за основу наше направление на юг и внося поправку, решили, что вряд ли пройдем мимо дрейфующего острова площадью 20 квадратных километров. И. мы пошли на юг.

Стоял первый месяц полярного лета — июль. Идти с волокушей было жарко. К тому же очень хотелось есть.

— Илья, ты сырое мясо ешь? — Я показал карабином в сторону ближайшего разводья, где высунула мордочку любопытная нерпа.

— Бесполезно, — вяло прореагировал Могилевский. — Если и убьешь, не достанем. В это время у нее еще мало жира. Утонет.

Прошло еще часа два. За это время мы продвинулись к югу километра на три. На СП нас вряд ли еще хватились. Дежурный по станции думает, что мы на выносной точке, а там ребята уверены, что мы на станции.

Мы пробирались через трещины и разводья, и нерпы следили за каждым нашим шагом.

— Много нерпы — жди медведя! — сказал Илья, словно отрезал.

Могилевский будто накаркал: метрах в пятидесяти, прямо по ходу нашего движения я увидел белого медведя. И встал как вкопанный. Илья, еще не видя зверя, продолжал тянуть волокушу.

— Ты что, устал? — Он не мог понять, почему я остановился.

Когда Илья увидел зверя, он тоже замер на месте.

Это был большой красивый зверь. Рука невольно сжала карабин. Но стрелять я не стал. Каждый, кто видел белого медведя не в зоопарке, а в Арктике, один на один, помнит, как захолодит в сердце, и ты, испытав страх, не выстрелишь, не убьешь это прекрасное животное, а постараешься разойтись с ним, потому что он у себя дома, ты же у него в гостях. И потом еще долго будешь с трепетом вспоминать этот случай. Так пусть же и через сто лет наши потомки испытают подобное чувство! Воистину сила сильного не в применении силы, а в сдержанности. Мы разошлись с медведем. Но вряд ли он оценил наш красивый жест. Просто был сыт: посмотрев на нас с безразличием, пошел своей дорогой, даже не замедлив шага. Хорошо, что было лето. Зимой такой с пути не свернет…
Мне вспомнился случай из жизни Амундсена.

…Крикнув своего любимого пса Якоба, Амундсен сошел на лед и направился в сторону ближайшего тороса. Пес весело бежал впереди. Вдруг перед самым торосом он остановился, стал беспокойно принюхиваться, а затем с лаем бросился за ледяную глыбу, но через мгновение, прижав уши и распластавшись на бегу, уже мчался назад. Из-за тороса выскочила огромная белая медведица. Увидев человека, она моментально остановилась и в изумлении уселась на снег. Застигнутые врасплох, зверь и человек некоторое время молча смотрели друг на друга.

Внезапно ужасающий рев потряс воздух: медведица встала на задние лапы. Это был громадный страшный зверь. Руал Амундсен сломя голову бросился бежать, ощущая на затылке жаркое дыхание. Достигнув трапа судна и схватившись за поручень, он почувствовал сокрушительный удар в спину, от которого свалился на лед… «Все кончено», — пронеслось в голове. Ему не раз приходилось наблюдать, как медведь ударом лапы разбивал тюленю череп.

И, наверное, так бы и кончилась жизнь знаменитого полярника, если бы не пес Якоб. Он сумел найти слабое место медведицы: прижал неподалеку ее медвежонка. Услышав жалобный писк своего малыша, медведица бросилась к собаке. Амундсен воспользовался этим и вскарабкался по сходне на корабль…

Этот случай говорит о том, как опасен белый медведь зимой. На полярных станциях неприятностей от них хватает и летом.

Обладая огромной силой, не лишенный любопытства, белый медведь, привлекаемый незнакомыми запасами, запросто может взломать жилое помещение, угрожая жизни людей, уничтожить запасы продуктов, повредить оборудование станции.

У нас, на СП-23, на выносной базе, чего они только не натворили! Любопытства ради даже ящик со взрывчаткой сломали, а содержимое разбросали по всей льдине…

Вот тут-то в подобных случаях на помощь людям частенько приходят собаки.

Из всех добрых слов, которыми человек наделил домашних животных, самые теплые достались собаке: «меньший брат», «четвероногий друг», «преданный друг»… И собака заслужила эти слова. Недаром на земле ей поставлено столько памятников: за спасение жизни человека при пожаре, в лавиноопасных горах, на войне, за участие в научных экспериментах, за помощь человеку в быту… Но вот появилась еще одна сфера человеческой деятельности — полярная, в которой помощь собак оказалась крайне необходимой и весьма существенной. Собаки — участники дрейфа всех полярных станций, начиная с СП-1.

Полярные собаки не могут похвастаться происхождением, подбор их, как правило, случаен: обычно зимовщики прихватывают бездомных дворняг с последнего пункта на материке. Но своей преданной и бескорыстной службой эти собаки доказали, что заслужили место в первом ряду собачьего рода. Индивидуальность же некоторых из собак СП настолько яркая, что рассказы о них переходят от одной станции к другой, превращаясь порой в легенды. Таков, например, Купол — небольшой черный пес с белым воротником на груди. С виду невзрачный, Купол поначалу ничем не выделялся, но постепенно все полярники на СП-23 стали единодушно отзываться о нем как о самом надежном из псов.

Рассказывали, как медведь, окруженный сворой собак, задел двух псов и они с визгом бросились прочь, в страхе убежали и остальные. На месте остался один Купол.

Медведь пытался когтями разгрести ледник, где хранилось мясо, не обращая внимания на Купола. Но не тут-то было! Купол хватал медведя то за зад, то за ногу, а в какую-то минуту умудрился вцепиться ему в ухо. За эту дерзость медведь подцепил его лапой. Купол отлетел на несколько метров с окровавленным брюхом. Но уже в следующую секунду, оставляя на снегу кровавый пунктир, снова ринулся в бой… Дело могло плохо обернуться для пса, если бы не остальные собаки. Они вернулись и, следуя примеру Купола, вновь бросились на медведя. Тогда-то тот, не выдержав, ушел за торосы. К усталому, израненному Куполу подошли, виляя хвостами, те, что удрали в начале боя и, как бы извиняясь, стали зализывать его раны…

Полярники любили Купола не только за храбрость, но и за почти человеческую чуткость и ум. Когда на СП проводили топографические съемки дрейфующего острова и сотрудники лаборатории инструментальных наблюдений за льдами каждый день с линейкой и теодолитом на плечах уходили на морской лед в торосы, Купол постоянно сопровождал их и, что характерно, всегда был рядом с тем из парней, который находился дальше всех от станции, и не уходил от человека до тех пор, пока тот не присоединялся к остальным.

Но больше всех Купол любил аквалангистов. Часами мог сидеть он возле лунки, наблюдая, как под воду один за другим уходят ребята в гидрокостюмах. Стоило кому-нибудь из них задержаться подо льдом дольше других, Купол начинал волноваться, а затем брал зубами страховочный конец и пытался вытянуть водолаза.

Коротким полярным летом и в долгие арктические зимы собаки помогают людям скоротать тягостные часы отдыха, когда фильмы все пересмотрены, журналы перелистаны, книги прочитаны, а тоска по дому гложет все сильней. Единственное отвлечение от тягостных дум — работа и… дружба с собакой.

Хотя на СП собаки всегда общие, дружбе некоторых из них с отдельными полярниками можно удивляться бесконечно. Вот, например, Белка. Она особенно верна гидрохимику Геннадию Павлову, и ее редко увидишь без него; для Жульки же нет лучше Аркадича, повара, а о привязанности нашего «маркони», радиста Виталия Шелудякова, к маленькому рыжему песику со странной кличкой Ким Василич можно написать целую повесть…

Зимней полярной стужей часами, а иногда и сутками сидит радист, не снимая с головы наушников, и работает на ключе. Сколько бы ни продолжалось дежурство Виталия, Ким Василич не отойдет от него ни на шаг. Так и будет лежать слева, прислушиваясь к равномерному стуку ключа, поглядывать на вспышки индикаторной лампочки. А если выдастся в эфире минутное молчание и радист снимет с головы наушники, пес тут же вскакивает на задние лапы, передние кладет хозяину на колени и, виляя хвостом, ждет, когда с ним заговорят. Потреплет Виталий пса по голове, скажет несколько ободряющих слов — и обоим становится легче.

Этому песику, который больше выглядит щенком, чем взрослой собакой, Виталий, наверное, обязан жизнью.

Как-то осенью в перерыве между сеансами связи Виталий решил пробежаться на лыжах. А перед этим он сунул Ким Василичу миску с едой. Виталий быстро надел лыжи и, минуя кают-компанию и домик механиков, вышел в чистое поле. Медведь появился совершенно неожиданно. Станция в это время находилась на 86-м градусе северной широты, и мы все на СП были совершенно уверены, что на этих широтах не встретим ни одного медведя. Таскать постоянно для предосторожности карабин нам казалось излишним. Виталий увидел медведя, когда тот отрезал ему путь к станции. В руках человека одни лыжные палки. И, как назло, вся надежная свора собак убежала с гидрологами к дальним палаткам. Но Ким Василич тем временем, очистив миску, бросился по следу хозяина…

Храбростью наш песик, конечно, не отличался — слишком был мал, но, увидев грозящую хозяину беду, поднял вокруг медведя такой звонкий лай, что тот вначале растерялся, а потом, рыкнув, сделал резкий выпад и чуть не раздавил пса лапой. В страхе Ким Василич отскочил метров на пятнадцать… и хотел было убежать совсем, но остановился. Собственный страх в нем боролся со страхом за жизнь хозяина.

Несколько секунд он колебался, а затем, заливаясь пуще прежнего, кинулся к медведю… Собаки у дальних палаток, услышав зов Ким Василича, появились в самый критический момент. Медведь был от Виталия на расстоянии двойного прыжка, когда они взяли его в такое плотное кольцо, что у того пропало всякое желание связываться с человеком. Зверь кружился среди псов, пытаясь подцепить их лапой, но задеть по-серьезному хотя бы одного ему так и не удалось.

Виталий был уже вне опасности, а собаки гнали медведя еще целый километр…

Вот почему на СП полярники любят собак. Никто не пройдет мимо, не позвав и не приласкав четвероногого. А когда собака ожидает потомство, то еще до появления его на свет к начальнику станции идут представители различных научных служб, в жарких спорах доказывают, что они более других заслуживают щенка.

Многие из собак полярных станций, особенно родившиеся на СП, не знают даже, что на свете есть земля, лес, трава… Под их ногами всегда один только лед. Вот почему они с таким волнением встречают самолеты: от них пахнет незнакомыми, манящими запахами… От возбуждения собаки начинают драться, и не просто так, от радости, а до боли, крови! И боже упаси в такие минуты вновь прибывшему человеку оказать внимание какой-нибудь одной собаке. Другие ее загрызут.

К сожалению, среди собак полярных станций из-за стихийности подбора бывают досадные исключения. Зимовщики с СП-22 рассказывали про двух псов, один из которых при виде белого медведя спрятался за хозяина, другой же просто убежал в дом. «Хотелось бы, — говорили полярники, — чтобы на станциях не было таких случайных псов. Для СП нужна такая порода собак, которая отвечала бы всем требованиям жизни и работы в условиях дрейфующих льдов. После специальной дрессировки собаки на СП могли бы вовремя извещать о начале опасного торошения, отличать толстые льды от более тонких при переходе через них, чуять занесенные снегом предательские трещины и выполнять некоторые хозяйственные работы. К этому вопросу хорошо бы подойти с научной точки зрения».

…Я смотрел на Могилевского и не мог понять, что с ним: сняв шапку, он вытянул шею и вертел головой по сторонам.

— Что с тобой, Илья?

— Сними шапку, — вместо ответа сказал он. — Послушай!

Я снял ушанку и сразу ясно услышал отдаленный лай собаки.

— Дай бинокль! — почти крикнул я и приник к окулярам. В направлении несколько левее нашего пути, метрах в четырехстах, я увидел собаку.

Стоя на высоком плоском торосе, она отчетливо выделялась на фоне неба. Я узнал ее. Это был Малыш, один из самых моих любимых псов на СП-23. Илья тоже любил Малыша. В домике у нас всегда для него было припрятано мясо. Иногда мы с Ильей расчесывали спутавшийся густой рыжий мех его, и Малышу это нравилось.

…Не знаю, кто больше прыгал от счастья — мы с Ильей или пес. Он умудрился лизнуть нас обоих в лица, а я на радостях поцеловал Малыша в морду.

Мы были уверены, что за собакой появятся и люди, но Малыш был один. Тогда, ориентируясь по его следам, мы пошли в ту сторону, откуда пришла собака.

Часа через три среди белых ледяных полей мы увидели наш плоский, серый, как облако, айсберг. В бинокль можно было рассмотреть тоненькие ниточки радиоантенн…

Позже выяснилось: мы правильно пошли на юг, но, пока плутали, наша льдина изменила направление дрейфа, и мы вышли к ее самой узкой трехкилометровой части. Не будь Малыша, мы прошли бы станцию стороной. Мы были спасены, и спасены собакой, простой и беспородной дворнягой

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Roma67.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 10 мес. назад #27018

  • Прохор
  • Прохор аватар
  • Не в сети
  • ОХОТНИК
  • ОХОТНИК
  • Сообщений: 479
  • Репутация: 12
  • Спасибо получено: 0
Серый

— Паш, слышь, что ли, Паш? Вроде ходит кто под окнами-то, а?
— Да спи, ты. Нужна ты кому — ходить у тебя под окнами….
— Нужна — не нужна, а вроде есть там кто-то. Выглянул бы — мало ли.
— Отстанешь ты или нет?! Был бы кто — Серый давно бы залаял. Всё тебе чёрте что чудится. Спи, давай.
— Не кричи. Серёжку разбудишь. А Серый твой — пень глухой. Крепче тебя ночами спит. Сторож называется.
Если бы пёс, по кличке Серый, мог усмехаться – усмехнулся бы. Но усмехаться пёс не умел. Он просто вздохнул. Вот ведь вздорная баба: пень глухой. И ничего он не глухой. Даже наоборот – только слух у него и остался острым. Зрение подводить стало, да сила былая куда-то утекла. Всё больше лежать хочется и не шевелиться. С чего бы?
А под окнами нет никого. Так, капли с крыши, после вечернего дождя, по земле да листьям постукивают. Ну, не облаивать же их?

Пёс опять вздохнул. Свернувшись калачиком в тесноватой будке, положив голову на обрез входа в неё, он дремотно оглядывал ночное небо. Сколько лет зимы сменяются вёснами, вёсны — днями летними душными, потом осень приходит — всё меняется, только ночное небо над головой остаётся неизменным. Днями-то Серому некогда в небо пялиться — забот по двору хватает, а вот ночью… Ночью можно и поднять взгляд от земли.
Интересно всё же, хозяин как-то сказал, что и на небе собаки есть. Далеко, правда, очень — в созвездии Гончих Псов. Сказал да и забыл. А Серому запомнилось. Вот и смотрит он ночами в небо, пытаясь тех псов углядеть. Да видно и впрямь они далеко — сколько лет Серый смотрит в звёздное небо, а так ни одного пса и не увидел. А как бы интересно было бы повстречаться! Но этот случай у Серого и сахарная косточка в углу будки прикопана. Для гостей.
Неожиданно для себя, он поднял голову к небу и пару раз обиженно гавкнул.
Где вы, собратья небесные?
Женский голос:
— Паш, Паша! Да проснись же ты! Серый лает. Говорю же тебе, кто-то бродит у дома. Выдь, поглянь.
Мужской голос:
— Господи, что ж тебе, дуре старой, не спиться-то?!
Заскрипели рассохшиеся половицы, на веранде вспыхнул свет. Над высоким крытым крыльцом отворилась входная дверь. В её проёме показалось грузное тело хозяина.
Позёвывая и почёсывая сквозь синюю просторную майку свой большой живот, отыскал взглядом пса.
— Ну, чего ты, Серый, воздух сотрясаешь?
Пёс вылез из будки. Виновато повиливая опущенным хвостом, таща за собою ржавую цепь, подошёл к крыльцу.
— Не спится? Вот и моей старухе тоже. Всё ей черте что чудится. Эх-хе-хе.
Покряхтывая, хозяин присел на верхнюю, не залитую вечерним дождём, ступеньку крыльца.
— Ну, что, псина, покурим? Да вдвоём на луну и повоем. Вон её как распёрло-то. На полнеба вывесилась.
Пёс прилёг у ног хозяина. Тот потрепал его за ушами и раскурил сигарету. По свежему прозрачному после дождя воздуху потянуло дымком.
Серый отвернул голову в сторону от хозяина. Что за глупая привычка у людей дым глотать да из себя его потом выпускать? Гадость же.
Небо крупными желтовато-белыми звёздами низко висело над селом. Далёко, за станцией, в разрывах лесопосадки мелькали огни проходящего поезда. В ночной тишине хорошо слышны были перестуки колёсных пар о стыки рельс.
Прошедший вечером дождь сбил дневную липкую духоту, и так-то сейчас свежо и свободно дышалось.
— Хорошо-то как, а, Серый? Даже домой заходить не хочется. Так бы и сидел до утра. Собеседника вот только нет. Ты, псина, покивал бы мне, что ли, в ответ.
Серый поднял голову и внимательно посмотрел хозяину в глаза. Странные всё же создания — люди, всё им словами нужно объяснять, головой кивать. О чём говорить-то? И так ясно – хорошая ночь, тихая. Думается, мечтается хорошо. Без спешки.
Пёс, звякнув цепью, снова улёгся у ног хозяина.
— Да-а-а, Серый, поговорили, называется. А ведь чую я — понимаешь ты меня. Точно, понимаешь. Ну, может, не дословно, но суть ухватываешь. Я ведь тебя, рожу хитрую, давно раскусил. Вишь, какой ты со мною обходительный, а вот бабку мою — не любишь. Терпишь — да, но не любишь. А ведь это она тебя кормит и поит. А ты её не любишь.
Ну, не люблю и что теперь? Хуже я от этого стал? Службу плохо несу? Эх, хозяин…
Это она с виду ласковая да обходительная, на глазах. Знал бы ты, какая она злющая за спиной твоей. Думаешь, почему у меня лапы задние плохо двигаются? Её заботами. Так черенком от лопаты недавно отходила – два дня пластом лежал. А тебе сказала – отравился я, когда чужие объедки съел. Да и чужие объедки я не от большой радости ел – она ведь до этого два дня меня голодом на цепи держала. Да приговаривала: «Чтоб ты сдох скорее, псина старая». А ты: любишь – не любишь. С чего б мне её любить-то?!
Ты-то, хозяин, хороший. Добрый. Вот и думаешь, что все кругом добрыми должны быть. А так не бывает. Хотя это ты и сам, видимо, знаешь, да вдумываться не хочешь. Наверное, тебе так проще. Только такое добро и во зло бывает. Когда злу ответа нет, оно и творит дела свои чёрные. Да что уж теперь, жизнь прошла, какие уж тут счёты…
— А, помнишь, Серый, как ты на охоте меня от кабана-секача спас? Тебе достался его удар клыками. До сих пор удивляюсь, как ты выжил тогда — ведь я твои кишки по всему лесу собирал… Да-а-а. Не ты бы — меня бы тогда и отпели.
Помню. Как не помнить. Я ведь тоже думал — хана мне. Не оклемаюсь. Не успей ты меня к ветеринару привезти.
Да много чего было, разве всё упомнишь. Ты ведь тоже меня не бросил, когда я ранней осенью под лёд провалился. Дурной я тогда был, молодой. Не знал тогда, что вода может быть стеклянной. Вот и узнал. До сих пор вижу, как ты, словно большой ледокол своим телом лёд взламывал, ко мне пробивался. Я-то ничего, быстро отлежался, а тебя ведь еле откачали. Я, хозяин, всё помню. Потому и хорошо мне с тобой. А вот в твоих, хозяин, семейных делах – я не судья. Хорошо тебе с твоей старухой, значит всё правильно. И жизни тебя учить — не моё собачье дело.
— Слышь, Серый, жизнь-то наша с тобой под уклон катится. А, кажется, что и не жили ещё. Как думаешь, долго мы ещё красоту эту несказанную видеть будем?
Не знаю. Ты, хозяин, может, и поживёшь ещё, а мои дни-то уж на излёте…
Какой-то лёгкий еле ощутимый шорох заставил пса поднять голову. По небу, в сторону земли, вдоль Млечного пути, бежали три больших собаки. Мелкими переливчатыми звёздочками искрилась их шерсть, глаза горели жёлтым огнём.
Вот, значит вы какие, собаки из созвездия Гончих псов. В гости бы зашли, что ли…
Собаки словно услышали его мысли. Через мгновение они впрыгнули во двор и остановились рядом с лежащим Серым.
— Здравствуйте, братья небесные. Я так долго вас ждал.
— Здравствуй, брат. Мы всегда это знали. Мы за тобой. Пришёл твой срок уходить.
— Куда?
— Туда, куда уходят все собаки, завершив свой земной путь — в созвездие Гончих псов.
— У меня ещё есть немного времени?
— Нет. Ты здесь, на земле, всё уже завершил. Ты достойно прошёл земное чистилище. Ты познал всё: и любовь и ненависть, дружбу и злобу чужую, тепло и холод, боль и радость. У тебя были и друзья и враги. О чём ещё может желать живущий?.
— Я хочу попрощаться с хозяином.
— Он не поймёт.
— Поймёт».
— У тебя есть одно мгновение.
Серый поднял глаза на сидящего на крыльце хозяина. Тот, притулившись головой к балясине крыльца, смотрел в небо. Ощутив взгляд пса, обернулся к нему.
— Что, Серый, плоховато? Странный ты какой-то сегодня.
Пёс, дёрнул, словно поперхнулся, горлом и выдавил из себя: «Га-а-в…», потом откинул голову на землю и вытянувшись всем телом, затих…
— Серый? Ты что, Серый?! Ты чего это удумал, Серый?!
Серый уходил со звёздными псами в небо. Бег его был лёгок и упруг. Ему было спокойно и светло. Он возвращался в свою стаю. Впереди его, показывая дорогу, бежали гончие псы.
Серый оглянулся. Посреди знакомого двора, перед телом собаки, на коленях стоял хозяин и теребил его, пытаясь вернуть к жизни.
Ничего, хозяин — не переживай. Мне было хорошо с тобой. Если захочешь вспомнить меня, погляди в звёздное небо, найди созвездие Гончих псов, и я отвечу тебе.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 10 мес. назад #27020

  • Hanterr
  • Hanterr аватар
  • Не в сети
  • ОХОТНИК
  • ОХОТНИК
  • Сообщений: 402
  • Репутация: 15
  • Спасибо получено: 0
Душевно...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 9 мес. назад #27135

  • Roma67
  • Roma67 аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Пишет мемуары
  • Пишет мемуары
  • Сообщений: 4008
  • Репутация: 70
  • Спасибо получено: 0
Для тех кто любит не только фото
И так осень 2014, начинаем общение с женой Шемаева относительно охоты на Камчатке на барана и медведя. Она отвечает на его мэйл, озвучивает цены и условия: 10 дней на охоту баран+медведь (прошу запомнить эти сроки), бронирование 50% от обслуживания, еще 50% перед охотой, оплата трофея после охоты.
Включается Шемаев по охоте, просит уточнить что нас интересует.
Я озвучиваю наш план: мы приезжаем на Камчатку втроем, два американца и я. Все вместе едем охотиться на барана (охотник будет один, остальные в сопровождении). После охоты на барана один уезжает, двое переезжают на медведя.
Шемаев быстро прикидывает что к чему. Цитирую: "Понятно..ребята не хотят сопровождающего на оружие..это и в правду дорого выходит. но и так охота не пойдет..мы можем просидеть в горах и даже не попытаться на них поднятся из за погоды..ведь может же быть так что либо туманы..либо дожди..а охотникуи на м едведя будут сидеть в лагере и ждать пока охотник на барана отстреляется и они смогут переехать на медведя..а дни охоты будут уходить...надо резделять группу на два лагеря. персональный вывоз с охоты..это доп. расходы..соответственно и доп.доплата..пока давай эти вопросы утрясем"
Пошел разводнячок. То есть один охотник справится с камчатскими туманами и дождями, а три - нет?
Я спрашиваю, а почему так не пойдет, это же Вы сами предложили Андрею такой план?
Ответ Шемаева краток, но многозначителен: - "Роман..ты бы читал текст полностью"
Ладно, не спорю. Спрашиваю, как ты видишь процесс при заданных условиях?
Шемаев:- "Прилетаете в Палану..уезжаем на угодья..в базовый лагерь..ночь там. утром ленд крузер на вездеходе едет в горы..мы остаемся..он охотится на барана..мы на медведей...потом они приезжают к нам с гор. ночь у нас. если крузеру понадобится выехать с угодий..доп.оплата..если выходим все вместе в оговоренные сроки то доп оплаты не будет...пока как то так...уточни ..кто , сколько и кого отстреливает..важно."
Я озвучиваю ранее оговоренный план: у Андрея охота баран+медведь, но медведь ему не интересен, поэтому он отстреливает барана, второй американец или я - медведя.
Шемаев просит уточнить, охота, сколько медведей отстреливается?
Я пишу: пусть будет два.
Далее от Шемаева следует внезапный всплеск: - "что то мне подсказывает , что от этого тура лучше отказаться. ну с крузером то у меня был договор, для меня нет разницы устный или письменный, я свое слово всегда держал..про русского то же разговор был..но про второго амера не было. а для амеров цена не как для россиян..ни для меня ни для тебя нет секрета сколько стоит медведь для амеров 10-20 тыс дол. с этим как быть? и еще что значит может одного..может двух..хрень какаято. я вообще не беру чистых баранятников..только баран + медведь..крузер уболтал что будет охотник с россии..в общем ты подумай и я подумаю..скажу сразу..не нравится мне этот расклад..значит вы сейчас все обдумаете и дадите свои предложения..потом я буду решать..брать вас или отказаться"
Тут я офигел и пишу ему: "Слушай. Я тебе обозначил, что я хочу. Чего мне еще думать? Сколько медведей брать? Мне пофиг, хоть ни одного хоть пять, я еду ради Андрея. Давай ты сам сформулируй условия тура, а мы уж решим, насколько нам это интересно? А то мы еще не договорились а ты уже качать условия начал. Скажи прямо, ты подтверждаешь условия, которые ты озвучил Лэнд Крузеру по охоте и деньгам или нет?"
Здесь Шемаев садится на любимого (как потом оказалось) коня: - "о какой разговор получается!!хамить..грубить еще до начало охоты..дальше-больше. а конструктивно решить ни чего не можем..ну чтож ищите охоту в другом месте."
Нормально? Хамить, грубить, конструктивно, досвиданья...
Я пишу: - "Слово свое всегда держал говоришь?)))Так и сказал бы сразу, что решил на доллары вместо рублей Андрюху развести."
Шемаев охотник включает заднюю: - "да нет..андрей то по договору ко мне должен был ехать..за рубли на ганзе..а вот второй амер поедет за доллары про него договора не было.."
Я ставлю Андрея в известность, что со вторым американцем возникли проблемы. Хотя, еще раз повторяю, он ехал на Камчатку нонхантером с потенциальной возможностью отстрелять никому не нужного, но оплаченного медведя. Решаем убрать второго американца из разговора, коли он вызывает у Шемаева изжогу.
Но наш камчатский бедолага идет в наступление: - "давай исключим (второго американца)..но ты будешь стрелять 2 медведя..один за андрея..другого за себя. но коли разговор пошел в такой тональности..то ты перед началом охоты оплатишь стоимость всего тура включая трофеи(андрея это не касается) а я верну тебе деньги по окончанию тура, если медведи не будут добыты по моей вине."
Зацените как красиво на ровном месте, Саня нахлобучил нам второго медведя и предоплату! Делать нечего, скрепя сердце, только ради Андрея, я соглашаюсь.
Далее Шемаев описывает покупку внутренних билетов до Паланы: "у нас всегда были проблемы с покупкой билетов с петропавловска до паланы..надеюсь в этом году проблема ушла..построили новый аэропорт..но чтоб без риска..у меня в аэропорту петропавловска есть человек который покупает билеты и туда и обратно и все четко получается..берет за работу 1000руб за каждый билет..я думаю это не дорого."
Акцентирую внимание на условиях относительно билетов внутри Камчатки. Это еще всплывет.
Я отправляю деньги. Шемаев пишет, что получил только 493 000 вместо 500. Я объясняю, что это мой косяк, оплату делал посыльный, который тупо не взял деньги на комиссию и ее вычли из суммы перевода. Я подтверждаю что должен 500 и пишу буквально следующее: " Дослать остаток или так сойдет? ))" Именно так, со смайлами.
На что Шемаев отвечает: - "дошлешь или с собой привезешь."
Опять акцентирую на этой детали внимание, т.к. впоследствии она станет чуть ли не главным аргументов Шемаева в его косяке.
Далее следует переписка насчет сроков прилета и отлета. Если изначально нам озвучивалось 10 дней охоты на барана+медведь, то в конце концов Шемаев нам настоятельно рекомендовал взять 14 дней на по сути две раздельные охоты. Аргументы были как всегда основательные, цитирую: " вам решать, но я против такой охоты. надо увеличивать дни ". Как тут отказать? Меняем билеты, увеличиваем дни.
Ну вроде все утрясли. Новый год, зима, весна.
20 мая пишу:- "Александр, здравствуйте! Направляю паспорта: мой, Андрея и его друга. Андрей очень просил взять ему билеты вместе с нами."
Шемаев:- "Роман, добрый вечер. я сегодня в конце рабочего дня скину ваши паспорта в петропавловск. человек будет там покупать вам билеты. узнаю цену билетов. я по сути не покупаю вам билеты, А ОКАЗЫВАЮ ВАМ ПОМОЩЬ В ПРИОБРЕТЕНИИ БИЛЕТОВ. у меня была договоренность на ваши два билета и еще едет охотник после вас.т.ч. с вашим другом я вам ни чем помочь не могу. он едет к Степанову, пусть тот и шевелится, зачем мне делать чью то работу?!"
Второй американец действительно едет к Степанову, но он совершенно не говорит по русски и очкует без сопровождения. Это не Москва в конце концов.
Я настаиваю: - "Александр, мы по-моему крайне внимательно и лояльно относимся ко всем Вашим просьбам и пожеланиям относительно организации охоты и ее финасирования. В том числе по сути бесплатно прокредитовали Вас больше чем на полгода на полную цену охоты. Почему бы Вам не сделать небольшое одолжение в нашу сторону? Тем более что Вы не покупаете билеты,а ОКАЗЫВАЕТЕ ПОМОЩЬ В ПРИОБРЕТЕНИИ. Эта просьба связана только с желанием лететь одними рейсами, а не с выполнением чьей-то работы."
Ну и развязка 21 мая
Шемаев: - "Роман, пора и все точки ставить.О какой лояльности идет речь? о той что вы хотели мне американца за 4000 а не за 12000(это общепринятые цены) всунуть? далее о кредите, мне ваши деньги ни полгода назад, ни сейчас не нужны. вы хотели иметь бронь, вы ее и получили. а то что Вы хотели повесить на меня оплату перевода,вместо 500т.р вы отправили 493т.р. "ТАК СОЙДЕТ"..не сойдет, это говорит о не уважении к партнеру. мы еще и не начинали охоту, а отношения уже хуже не куда.Охоты не получится,получится полная хрень и взаимные претензии. Роман, у вас два варианта. первый-вы сообщаете мне номер карты или другие реквизиты и я возвращаю вам деньги. второй-вы договариваетесь со Степановым Виктором(92********-это его тлф) и я просто передаю ему ваши 493000р Других вариантов нет."
- "Я правильно понимаю, что Вы отказываетесь от проведения охот?"
- "совершенно верно. у меня есть обьективные причины отказаться от проведения охоты. от вас жду реквизиты для возврата денег."
Вот как-то так. Этот удивительный аутфиттер-самоучка сначала раскачал все условия и договоренности, которые только можно было. А потом и вовсе с них соскочил под надуманным предлогом. Итог: испорченный сезон, так как по понятным причинам, на те даты которые мы выделяли на охоту у других аутфиттеров уже было занято.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Roma67.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 9 мес. назад #27137

  • Прохор
  • Прохор аватар
  • Не в сети
  • ОХОТНИК
  • ОХОТНИК
  • Сообщений: 479
  • Репутация: 12
  • Спасибо получено: 0
Рома, где мы и где пиндосы с их посредниками на камчатке? Чот читал и не понял о чем:dry: . У нас кидают не меньше.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 9 мес. назад #27142

  • Егор
  • Егор аватар
  • Не в сети
  • Охотник со стажем
  • Охотник со стажем
  • Сообщений: 643
  • Репутация: 14
  • Спасибо получено: 1
Я где-то в созвездии "Гончего пса",

На звёздном охочусь лугу.

И звёздного я прихватил дупелька.

Средь звёзд по нему я стою.

На звёздных полях я купаюсь в росе,

Здесь много таких же, как я.

И где-то, созвездие "Мачо" зажглось,

В созвездии "Гончего пса"…

***

- Раз, два, три, четыре. Надавливай!… Раз, два, три, четыре. Жми!… Не торопись, слушай мой счет! – Доктор говорит Охотнику, склонившемуся над Собакой.

- Постой, не спеши, дай послушаю его сердце… Еще бьется. Давай снова на счет «четыре» надавливаешь на грудную клетку вот здесь…

Борьба за жизнь Друга, надежда на чудо продолжается уже четыре с лишним часа.

- Раз, два, три, четыре… Дай снова послушаю… - Доктор склонился над телом Собаки.

Короткое слово «ВСЁ!», резануло ухо, оно дошло до разума Охотника, словно из другой жизни, как будто это происходит не с ним, а с кем-то другим, все это неправда и этого не может быть, не может быть никогда, это кошмарный сон, который вот-вот кончится. Это не его верный Друг, а… Доктор достал сигарету и закурил. Он знал, что он сделал всё от него зависящее и даже больше в этих условиях, но к великому сожалению, чуда не произошло, и от этого ему было тяжело на душе.

Проведя дрожащей рукой по до боли знакомой морде своего Друга, где известен каждый волосок, каждый шрам, каждый усик, каждая складочка, расправив его онемевшие губы и почесав уже неподвижную Собаку за ухом, как это он делал не раз, Охотник тяжело встал и облокотился на ближайшую березу. Он отвернулся от Доктора и посмотрел вверх на ласковое солнце, пробивающее сквозь кроны сосен и берез, обступивших маленькую полянку на берегу озера. К горлу подкатился комок, из глаз текли слезы. Нет, ему хотелось плакать, он просто стоял и смотрел на колыхающиеся на легком ветру листочки березы, которые радовались жизни, перешептываясь между собой. Им осталось жить совсем не долго, через пару месяцев осень, поэтому они стараются взять от своей короткой жизни всё, что дала им Мать-Природа. А слезы сами текли по небритым щекам Охотника. Только сейчас до его сознания дошло то, что он уже перестал быть настоящим Охотником, что его большая часть как Охотника, лежит в двух шагах сзади абсолютно неподвижно в лучах пробивающегося сквозь кроны деревьев солнца и в этом его вина, и только его…

***

…Зазвонил будильник. Жена Охотника нежно потрогала его за плечо.

- Давай вставай, неугомонный мой. Только тихо, не разбуди дочку. И успокой Собаку, а то она опять весь дом перевернет с вашей охотой.

За дверью слышалось нетерпеливое сопение и скрип половиц. Охотник поцеловал жену, бодро вскочил с кровати и аккуратно, стараясь не создавать лишнего шума, на цыпочках вышел из комнаты. У двери его уже поджидал Друг, нервно зевая и виляя своим «пеньком». У его ног лежал охотничий ботинок хозяина.

- Ах ты, охламон, ай да сукин сын! Не шуми, маленькую хозяйку разбудишь. Иди на место и жди там. Я сейчас попью кофе, быстренько соберусь, и мы поедем с тобой ловить уток – шепнул ему Охотник.

Друг потрусил в прихожую, улегся на свою подстилку и начал внимательно оттуда следить за действиями своего хозяина. Охотник приготовил себе кофе и бутерброды с сыром, быстро съел свой нехитрый завтрак и начал собирать вещи. Что же взять с собой? Сегодня испытания по утке. Говорят, что придется лазать по пояс в воде, чтобы помочь своему Другу выгнать затаившуюся в камышах утку.

– Надо, наверное, взять старый охотничий костюм на всякий случай, в котором я натаскивал своего Друга. Он изрядно потрепался, и его не страшно будет мочить в озере – подумал Охотник. – Куда же подевались штаны от него?

Поиск старых охотничьих штанов ничего не дал. Время идет, пора ехать. В проеме двери показалась бородатая морда Друга, с легко читающимся по ней вопросом «Ну, чё, скоро ты там? Я уже давно готов». Охотник засуетился, зачем-то взял куртку от старого костюма, штанов то не нашел. Все вещи сложил в рюкзак, налил для Друга воды из-под крана в специальную банку, кстати, выигранную Другом на последней выставке, и направился к выходу. Собака вскочила с места и быстро прижалась своим носом к двери, чтобы хозяин видел и не забыл своего Друга дома…

«Нива» бодро бежит по МКАД. Раннее утро машин мало. Утренняя прохлада залетает через приоткрытое боковое стекло в салон. Друг ловит эти потоки свежего воздуха открытым ртом, прищурив глаза, смотрит иногда в окно, пытаясь узнать дорогу, куда его везет хозяин. А едут они совсем недалеко от дома, на охотничью базу «Фрязево», там впервые проводятся областные состязания по комплексу «поле - утка - кровяной след – вольерный барсук». Да, они проводились и раньше, но только с этого года стали областными. Охотнику позвонил его друг, и они решили принять в них участие. Очень красивые призы, председатель экспертной комиссии всем известный Смирнов Е.Н., человек еще той, до перестроечной закалки, которому абсолютно не интересны склоки и интриги внутри клубов континентальных легавых, который очень жестко и требовательно подходит к выступлению собак, но если собака показывает шикарную работу, никогда не будет жалеть для нее баллов. Короче, как раз то, что нужно простому владельцу легавой собаки – объективность оценок, чтобы он мог подправить тот или иной недостаток в работе своего питомца. Вчера, 13 июля был первый день состязаний. В копилке Охотника и его Друга было уже три диплома: «трёшки» по полю (72) и по вольерному барсуку (67) и «двушка» по кровяному следу (79). Чуть-чуть не хватило до первого, был один скол в самом начале следа. Затем после первой лежки Охотник снял Друга с поводка, и он быстро распутал хитроумный след и сделал анонс своему хозяину. На сегодня осталась утка.

На место прибыли, когда экспертная комиссия уже испытывала собак на предмет апортирования дичи с воды и с суши. Не найдя поводок, очевидно дома забыл, Охотник запер друга в машине, а сам стоял в сторонке и наблюдал за тем как собаки выполняют команды своих хозяев, прислушивался к замечаниям судей. Друг наблюдал за этим в окно, нервно зевая и тяжело дыша. Упражнения по подаче быстро закончились. Охотник и Друг с удовлетворением отметили, что среди выступивших сегодня собак им конкурентов нет.

- Следующий! – выкрикнул помощник главного эксперта.

Охотник подошёл к двери и выпустил своего Друга. Собака выпрыгнула из машины, потянула носом воздух, быстро сообразила, что сейчас будет.

- Вы как сначала покажете нам подачу или пойдете в поиск? – обратился главный судья к Охотнику.

- Сначала поиск. А можно Вам задать встречный вопрос?

- Пожалуйста, задавайте.

- Расскажите Ваши требования для получения диплома первой степени по утке.

- В общем ничего особенного, все по правилам. Только у меня жесткие требования к подаче птицы. В правилах этого, конечно, нет, но здесь я хозяин положения и моё требование лишь ужесточает условия подачи. Вам нужно будет отойти на пятьдесят метров от края воды. И собака должна отдать вам птицу в руки… Если больше вопросов нет, то можете уже начать поиск вон с того мыска.

Охотник вместе с Другом двинулись по берегу обросшего озера. Друг всё время пытался вырваться в перед – «Ну, давай же, давай же скорей команду на поиск, Охотник». И, вот, долгожданное «Ищи!» и Охотник показал жестом своему Другу где, по его мнению, должна быть затаившаяся утка. Собака стремглав кинулась в камыш, захлюпала лапами и зафыркала носом, жадно фильтруя все запахи, ища в нем знакомый и единственно верный. Так они прошли метров сто, Охотник по тропинке уже натоптанной другими участниками состязаний, Друг, приминая камыш и периодически плывя параллельным курсом вдоль берега. Так они оказались на другой стороне озера. Один из экспертов крикнул с противоположной стороны:

- Пусть собака просмотрит вот этот мысок, сейчас туда заплыла утка.

Охотник свистнул своему Другу, и тот уже мял камыш и прыгал как кошка за мышкой ловя хлопунца утки. Но хлопунец оказался не из робкого десятка. Он нырнул в воду, проплыл под водой и выпрыгнул на берег. Но на берегу неожиданно для себя ударился о ногу Охотника, развернулся и с разбегу нырнул снова под Собаку. Друг попытался схватить его под водой, но шельмец юркнул между его лап и снова скрылся в камыше. Там уже было много натопано предыдущими собаками, на поиск птицы дается ограниченное время, и в таком случае в погоне за живчиком можно было потратить все оставшееся время. Охотник решил, что пусть лучше снизят баллы за вязкость, надо идти искать следующую птицу. Он свистнул своему Другу. Тот сначала засомневался, мол: «Давай этого половим, хозяин»,- но повторный свисток заставил Собаку бросить погоню и она, догнав хозяина, снова начала обшаривать прибрежный камыш. Прошли еще метров пятьдесят. Вдруг Охотник заметил, что шевеление в кустах прекратилось, это Друг причуял птицу и выжидает момент для броска. Два больших прыжка по прямой и один в сторону. Небольшая пауза из камыша высовывается мокрая бородатая голова Друга с уткой.

- Ай, молодец, ай да охламоша! Принеси мне уточку.

Друг послушно выходит из камыша и усаживается перед хозяином.

- Дай!

Собака аккуратно разжимает челюсти и кладет в протянутую руку утку. Охотник, радостно потрепав Друга за ухом, высоко над головой трофей показывает его экспертам. Те дают отмашку, чтобы Охотник возвращался к месту старта. У него сердце выпрыгивает из груди от охотничьего азарта и от гордости за своего Друга. Тот бежит чуть впереди него, периодически оглядываясь, проверяя, не потерял ли Охотник их общий трофей.

- Ну что ж, не плохо, не плохо. Давайте посмотрим вашу подачу, - говорит главный эксперт Охотнику, забирая у него утку.

Охотник усадил Друга у левой ноги, все было так, как много раз до этого, когда они тренировались. Один из судей бросил птицу в высокую траву. Друг, сидя у ноги, нетерпеливо заскулил.

- Посылайте собачку, - скомандовал главный судья.

- Ищи и принеси! – переадресовал Охотник команду судьи своему Другу.

Тот молнией бросился на поиск утки. Охотник знал, что его Друг не подведет, Охотник прекрасно помнил тот случай, когда, будучи еще совсем маленьким нескладным дратхааренышем, он в течение получаса гонялся за подранком шилохвости в прибрежных зарослях травы на первой своей жизни охоте. Он изодрал себе в кровь все веки и порезал нос, но счастливый и гордый подал первую в своей жизни птицу своему хозяину…

Друг забежал «за ветер», быстро причуял птицу, правильно взял ее в пасть и понес Охотнику. Он отдал прямо ему в руки и довольный сел перед ним.

- Ну-с, давайте-ка, посмотрим, как он справится с подачей с воды.

Охотник скомандовал своему Другу «Рядом!». Тот в нетерпении уселся у левой ноги в ожидании команды от хозяина.

- Вы встаньте туда, чтобы собачка видела, куда упадет птица.

- Да нет, уж, давайте по правилам, бросайте через камыш – ответил Охотник.

- Ну, сами как знаете, вы только усложняете себе задачу. Как только собака возьмет птицу на воде, идите вот по этой тропинке от берега – сказал главный эксперт Охотнику. – Бросайте птицу! – это он уже обратился к своему помощнику.

Птица по высокой дуге перелетела через камыш и шлёпнулась о воду. Друг не выдержал близкого присутствия других собак и услышав шлепок бросился в воду.

- Назад! Я кому говорю назад! Куда без команды! – закричал Охотник.

Но его Друг уже «торпедой» плыл к заветной цели. Он аккуратно, как положено, взял птицу поперек развернулся и стал искать своего хозяина глазами. Охотник тем временем начал удаляться от берега. Друг это заметил и начал срезать угол. Прорвавшись через очень плотный камыш, он, наконец, увидел своего Охотника и трусцой понес ему утку. Охотник протянул руку.

- Дай!

Друг нежно вложил птицу в руку своего любимого хозяина, отряхнулся и сел.

- Всё, спасибо подождите, пожалуйста, в сторонке.

Охотник с Другом направились к другим участникам состязания, которые живо обсуждали только что увиденную работу собачки…

- Так, поздравляю, - сказал главный эксперт Охотнику. – Вы получаете диплом первой степени по водоплавающей дичи. Если бы Вы не кричали вашему Другу «Назад!», баллы были бы максимальными. Большое «Спасибо» за собачку.

- И Вам спасибо за объективность.

Охотник со своим Другом залезли в машину и поехали на основную базу. Добрались быстро, с ветерком, окрыленные успешным выступлением. На базе уже подводили предварительные итоги. Часть участников уже прошла все четыре вида, и все ждали оставшуюся часть, которая разбрелась по испытательным местам. Охотник, выбрав тенистый участок стоянки, поставил свою машину.

- Надо бы Друга взять на поводок, а то может и подраться, кобель всё-таки. Сам то не станет задираться, но и в обиду себя не даст, - подумал Охотник, но тут же вспомнил, что забыл поводок дома. – Ладно, ничего не случится, посидит часок в машине.

Охотник приоткрыл форточку, чтобы свежий воздух имел доступ в салон машины и направился в оргкомитет отдать оценочный лист и заодно ознакомиться с результатами других участников. Тот дратхаар, с которым Друг соревновался в этот раз, получил по утке также диплом первой степени. Охотник порадовался за хозяина Даниэля, который, между прочим, приходился дядей для Друга, хотя Даник чуть младше по возрасту. Победа Данэля над Другом была добыта в честной борьбе, это -несомненно, просто ему в этот раз всё удалось. Все кто, посещает состязания, прекрасно понимают, что доля везения на таком мероприятии приближается к подготовке самой собаки, и в эти выходные звёзды были благосклонны к Данечке. Охотник повстречал своего старого хорошего знакомого, с которым они часто встречаются на состязаниях и испытаниях. Они долго говорили о предстоящей охоте, обсуждали промахи своих собак на этих состязаниях, хвастались вновь полученными дипломами в этом году на тех испытаниях, где они не виделись, да и так потрепались «за жизнь». Затем подсел еще один приятель. И снова разговоры об охоте и о любимых собаках. Время пролетело незаметно. Охотник глянул на часы. Он обещал жене вернуться сегодня пораньше.

- Надо зайти в оргкомитет. Как там у них обстоят дела, - подумал Охотник.

В оргкомитете ему сказали, что имеется шанс войти в призеры состязаний, и попросили остаться на награждение, которое будет как минимум через три-четыре часа. Охотника это не устраивало, и он отправился искать своего хорошего знакомого, живущего неподалеку, чтобы попросить его забрать документы, а в случае призового места и приз. На это еще ушло полчаса. Когда Охотник уладил этот вопрос, он еще раз попрощался со всеми знакомыми и направился к машине…

- Ну, чё, охламон, поехали домой что ли? – сказал Охотник своему Другу.

Он краем глаза увидел Друга лежащего на спине с закинутой головой на переднем коврике. Он так всегда делал, когда ему было жарко, делал он так дома и в машине. Охотник начал ключом искать замок зажигания, он почему-то никак не находился. И тут его как током обожгло, Друг не встал и не ткнулся мокрым носом в его лицо. Охотник посмотрел на Друга и на секунду потерял сознание и дар речи… Друг хрипло дышал, весь живот уже был в кровоподтеках. И тут до сознания Охотника дошёл весь ужас происшедшего. Он быстро оббежал машину, аккуратно взял уже безвольное тело Друга и помчался к водоему. Он прыгнул с высокого берега в воду прямо по пояс, и нежно опустил в неё тело своего Друга. Из груди Охотника вырвалось что-то наподобие стона. Вода стала остужать тело Друга, Охотник только мычал, и прижимал голову Друга к своей голове.

- Ну, давай же приходи в себя, Друг… Ты же у меня сильный, молодой и здоровый - вертелось в голове охотника.

Откуда-то появились люди, привлеченные необычными звуками. Кто-то крикнул:

- Срочно Доктора! Доктора быстрее сюда!

Доктор был уже через минуту. Он быстро раскрыл свой чемоданчик полный всевозможными препаратами, иголками и шприцами.

- Сколько прошло времени? Сколько он был в машине?

Охотник только мычал и ничего не мог вразумительного сказать, у него на руках умирал Друг. Кто-то взял из дрожащих рук Охотника его Друга и вынес в тень на берег. Доктор начал ловкими тренированными движениями при помощи ножниц стричь шерсть на лапе, чтобы добраться до вены. Первый укол, затем второй.

- Глюкозу дай! Готовь шприц с адреналином! – говорит он своей ассистентке.

Снова укол. Готовь следующий препарат. И дальше по латыни. Охотник стоит рядом в полном ступоре. Это не он, и это не его Друг. Это не реальность, это просто какой-то фильм ужасов…

- Что стоишь как вкопанный? Ищи тряпку, намочи ее и охлаждай своего Друга, -Доктор вывел охотника из состояния оцепенения.

Охотник помчался в машину, вытащил из рюкзака свою старую охотничью куртку, которую зачем-то взял с собой из дома и мигом к озеру. Со всей базы начали подтягиваться другие охотники. Они несли всё, что могло помочь в этой ситуации. Доктор, со знанием дела, оставил только всё необходимое и продолжил реанимационные действия.

…Укол, следующий укол, проверка сердцебиения и реакция зрачка на свет, и снова укол, капельница. Так продолжалось более четырех часов, пока Охотник не услышал из уст Доктора это страшное слово «ВСЁ». Это слово разорвало ту хрупкую нить между ним и его Другом, которая связывала их в течение трех с лишним лет. Это слово камнем легло ему на душу и оборвало что-то внутри. Охотник постоял еще некоторое время, затем, не оборачиваясь, спросил у Доктора:

- Сколько я Вам должен? Подсчитайте, пожалуйста.

Доктор выпустил сигаретный дым.

- Ты Охотник и я Охотник. У меня тоже есть Друг. Ничего не надо. Ты только знай, всё что возможно я сделал, не во всякой московской клинике тебе бы сделали тоже что сделал я. Мне уже с первого взгляда стало ясно, что ты потерял своего Друга. Но также как и ты, и как любой на моем месте тоже рассчитывал на чудо, которое, к сожалению, не случилось. Судя по тем кровоизлияниям, что я увидел на теле твоего Друга, у него уже на тот момент отказали почки, а дальше все шло по возрастающей - отек легких и остановка сердца. Сердце у твоего Друга действительно было отменным. С таким тепловым ударом это должно было пройти гораздо быстрее. – Доктор еще раз затянулся и направился в сторону базы. Затем оглянулся и напоследок сказал:

- Не пиши больше про собак, тебе очень многие завидовали…

Подошёл хозяин Даниэля.

- Крепись, Охотник. Чем тебе помочь?

- Если не трудно разыщи лопату, хочу похоронить своего Друга здесь, в лесу, который был частью его жизни.

Охотник повернулся к неподвижно лежащему Другу и накрыл его тело своей старой охотничьей курткой. Подошли еще друзья Охотника. Хозяин Лабы и хозяин Басси, подошли женщины из оргкомитета. Охотнику не дали самому вырыть могилу для своего Друга, всё сделали за него его друзья. Они бережно завернули тело Друга Охотника в охотничью куртку, аккуратно положили его в ямку и засыпали землей. Затем раздались три подряд выстрела по количеству полных лет прожитых Другом – это старая охотничья традиция, которую никто никогда не изменит, эта традиция отличает настоящую охотничью собаку от любой другой, которой этого не дано – познать радость охоты, радость быть вместе со своим Охотником и во всем ему помогать...

Друзья уговорили Охотника остаться на награждение, чтобы он отвлёкся от мысли сжигающей его изнутри. Ему следовало бы гордиться своим Другом, который занял третье место в состязаниях, но его уже не было рядом. Охотник в полной прострации вышел перед участниками состязаний за призом, которые молча смотрели на него. Кто-то в душе жалел Охотника, кто-то осуждал, но то, как он осуждает себя сам, его уже никто никогда не осудит. Пошли награждения победителей в отдельных видах...

- Победительницей состязаний по кровяному следу с результатом 72 балла и дипломом второй степени стала курцхаар Фанни.

Счастливый владелец выходит перед участниками за причитающимся призом, Возвращается назад и становится возле Охотника. Охотник смотрит на диплом, который ему дали. 79 баллов по кровяному следу. Опять организаторы что-то напортачили. Но мысли о том, чтобы там поднять вопрос об ошибке даже не возникает. Друга этим уже не вернуть, а молодая Фанька, с которой в прошлом году Друг испытывался на этих же лугах и получил 8-8-4 за чутье (что для дратхаара неестественно), пусть порадуется подарку, пусть её хозяин гордится своей любимицей…

После церемонии награждения к Охотнику подошёл главный судья состязаний Смирнов Е.Н., который вместе с Доктором в течение долгого времени боролся за жизнь Друга и уходил только тогда, когда нужно было подписать какие-то бумаги. С навернувшимися на глазах слезами он сказал Охотнику:

- За мою долгую жизнь у меня было много потерь… Поверь мне, самое лучшее лекарство справиться с этой болью – завести себе маленького Друга и всю любовь которую ты не успел отдать своему умершему Другу отдай маленькому… Это некий цикл, из плена которого нам Охотникам не вырваться.

Он крепко пожал руку Охотника и быстро ушёл прочь.

***

Потом была обратная дорога домой. Хорошо, что рядом в машине сидела жена друга, едущего следом за Охотником вместе со своей Подругой Лабой. Женщина старалась отвлечь Охотника от его мыслей, говоря о всякой чепухе, и первое время ей это удавалось. Но чем ближе машина приближалась к дому, тем все меньше и меньше Охотник понимал смысл её слов, тем острее возникал вопрос: «Что я скажу своей жене?». Как отреагирует его маленькая дочь, на то, что её любимого Друга больше нет, нет больше этого лохматого страшилища, который, недовольно ворча, позволял дергать себя за уши и хвост, который периодически стягивал у нее плюшевые игрушки и она с криком «Отдай!» носилась за ним по всей квартире?…

Жена Охотника сразу по внешнему виду не поняла, что именно случилось, Охотник сумел взять себя в руки в самый последний момент, когда переступил порог своей квартиры. Она начала, как это часто бывало упрекать Охотника за то, что не вовремя вернулся со своей «охоты», не тогда, когда обещал. Тут Охотника прорвало… После этого маленькая женщина колотила своими кулачками в широкую грудь Охотника, причитая и рыдая навзрыд. Дочка не понимая, что происходит, заглядывала в глаза своих родителей.

Когда страсти немного улеглись, и бабушка уложила дочку спать. Охотник с женой напились до чертиков, поминая Друга, ушедшего в мир вечной охоты…

***

…Народ в метро с сочувствием смотрел на здоровенного мужика, который безучастно смотрел в одну точку, а по его щекам текли слезы. У него, наверное, большое горе. Охотник пытался вспомнить последние месяцы, прожитые с Другом. У него всплывали в памяти картины, когда Друга на испытаниях в щеку укусила гадюка. Потом он неделю выхаживал своего любимца. Может быть еще тогда, не сделай его друзья-охотники всех необходимых прививок прямо там, на поле, он бы уже тогда похоронил своего Друга. Тут, он вспомнил, что неделю назад, вдруг, с того ни с сего, порвался кожаный поводок, который долгие годы был связью между Охотником и Другом…

Охотник уже принял для себя решение. Нет, он не будет брать щенка из Германии или Австрии, как ему начали советовать друзья, он возьмет щенка от своего бывшего Друга, который так и не сумел увидеть свое потомство, а его дети должны появиться на свет уже через неделю. Он обязан, он должен взять себе частичку своего Друга служившего ему верой и правдой три года три месяца и девятнадцать дней, и отдать ей всё то, что не смог отдать Другу, всю свою любовь и знания, всю заботу…

***

Не судите строго моего хозяина, ему сейчас и так плохо, плохо настолько, что вы даже не можете себе представить. Да, он знал об особенности моего организма плохо переносить жаркую погоду. Но, будучи натурой увлеченной, как и я, несколько выпустил из виду меня. Жаль, конечно, что не побегаю больше со своим Охотником по лугам, больше не нюхать мне запах любимого дупеля, больше не стоять с ним на весенней тяге, не красться к тетереву, больше никогда я не услышу гогот гусиных стай, больше никогда мне не встречать своего Охотника, стоя в прихожей с его тапочкой в зубах и ему никогда больше не трепать меня за ухом... Мне хочется поблагодарить своего Охотника за то, что он мне дал возможность прожить короткую, но бурную жизнь настоящей охотничьей собаки, чем не могут похвастаться большинство моих четвероногих собратьев. Он дал мне возможность почувствовать себя будущим отцом. Правда я уже никогда не увижу своих щенков, но я уверен, что он возьмет не самого лучшего, а самого похожего на меня моего сынка и сделает из него настоящую охотничью Собаку и Друга, таким, каким был я…

Охотник, ты посчитай дни, прошедшие с моей первой свадьбы с той мохнатой девчонкой, которую я полюбил с первого взгляда и ты поймешь, что через девять дней у нее и у меня появятся маленькие ушастые комочки. Подумай над этим...

В последний раз виляю всем своим «пеньком», Друг.

Берегите своих собак и не рискуйте ими без нужды!
Вывод - там где существует потенциальная опасность для собаки, человек должен предвидеть ее и постараться не допустить возникновения несчастных случаев.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

RE: РАССКАЗЫ 2 года 9 мес. назад #27146

  • Hanterr
  • Hanterr аватар
  • Не в сети
  • ОХОТНИК
  • ОХОТНИК
  • Сообщений: 402
  • Репутация: 15
  • Спасибо получено: 0
...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Страница:
  • 1